На территории современных Беларуси и России сохранилось множество архитектурных памятников в стиле неоготики, получившей в XIX веке широкое распространение по всей Европе. Что же касается более раннего и гораздо более аскетичного готического стиля, непосредственно ассоциирующегося со Средневековьем, то его можно пронаблюдать на примере лишь нескольких культовых сооружений, находящихся исключительно в Беларуси. Все они продолжают выполнять предначертанную им сакральную миссию храмов и располагаются в небольших деревнях Вселюб, Ишколдь и Гнезно.

Суровая красота готической архитектуры

Готическая архитектура появилась на белорусских землях в конце XIV века и приобрела здесь свои неповторимые черты. Её аллегорический символизм и условность художественного языка переплетались со своеобразным колоритом местного зодчества. И поскольку готика развивалась в странах, где господствовало католичество, то и в Беларуси она нашла соответствующее воплощение – в оформлении костёлов.

В 13 километрах к северу от первой столицы Великого Княжества Литовского, там, где из монотонной Неманской низины вырастают Новогрудские холмы, располагается красивое местечко с не менее красивым названием – Вселюб.  В 1433 г. великий князь Жигимонт Кейстутович подтвердил предоставление здешнего имения шляхетному роду Немировичей. В 1-й половине XVI в. им совместно владели Немировичи и их родственники Щиты, позже – полоцкий воевода Станислав Давойна. После смерти Давойны в 1571 году местечко перешло к его вдове, которая спустя пять лет продала Вселюбское поместье Николаю Радзивиллу «Рыжему». С 1713 года Вселюб неоднократно менял хозяев, пока в результате второго раздела Речи Посполитой не оказался в составе Российской империи.

Суровая красота готической архитектуры 2Костёл во Вселюбе

В этой именитой местности и сохранился один из самых старых костелов на Беларуси, возведённый не позднее 1433 года. Есть предположение, что он построен Яном Немиром, конюшим великого князя Витовта. Данный памятник готики не имеет аналогов не только в Беларуси, но и почти на всем пространстве бывшего СССР. Известен только один подобный храм такого типа, находящийся в Эстонии.

Весьма занятна история многочисленных перестроек храма, которые, впрочем, не повлияли на сохранность готической основы. Его экстерьер по-прежнему весьма аскетичен – вытянутые, устремленные ввысь линии фасадов, стрельчатые окна. Единственные украшения – это, пожалуй, лепнина на капителях полуколонн да ажурная ковка на двери. Изначально построен он был в готическом стиле, но уже в 1576 году самый продвинутый князь Речи Посполитой, Николай Радзивилл «Черный», передал костел кальвинистам.

Суровая красота готической архитектуры 3

Те, в свою очередь, в духе минимализма и практичности Реформации заменили готические своды деревянными перекрытиями и, облегчив конструкцию, уменьшили контрфорсы. Уже в 1642 году здание снова стало костелом, назвавшись в честь Святого Казимира. Превосходство прежней конфессии в архитектурном плане выражал новый стиль – барокко. Узкие стрельчатые готические окна были переделаны в более широкие. Для большей выразительности алтарная часть храма была выровнена по высоте с основным объемом. XIX век с его духом романтизма был отмечен возвратом к Средневековью. Так, в 1897 году к главному фасаду костела пристроили трехъярусную башню-колокольню, которая в целом вполне гармонично сочетается с общей архитектоникой строения.

В 1986 здание сильно выгорело, крыша и своды разрушились, но древние стены с настоящей готической кладкой все же выдержали это испытание. Через пару лет храм был восстановлен и передан верующим.

Помимо старинного костёла и православной церкви Святого Михаила, которая моложе своего готического «собрата» на четыре с половиной столетия, во Вселюбе сохранились фрагменты усадебно-паркового комплекса XVIII–XX веков, история которого тесно связана с судьбой старинного ирландского рода О’Рурков. Его представители поступили на службу к императрице Елизавете Петровне в XVIII веке. Известно, что Иосиф О’Рурк прославился в русско-турецкой войне, а во время войны с Наполеоном в 1812 году организовал преследование французов вдоль Буга до самого Бреста. Именно граф и построил во Вселюбе усадьбу с видом на речку Плису. Здание следовало традициям позднего классицизма. С восточной стороны к усадьбе вела подъездная аллея, с противоположной – находилась часовня. С южной стороны располагался парк площадью более 10 га, который пересекали многочисленные прогулочные аллеи и дорожки.

Суровая красота готической архитектуры 4

Последнего представителя рода О’Рурков большевики арестовали  в сентябре 1939 года и увезли из родового имения. С того времени дворянина на родине больше не видели, однако о его щедрости и доброте вспоминают до сих пор. Местные жители рассказывали, как граф, навсегда покидая поместье в простом возу, попрощался с Вселюбом: приподнял шляпу и с почтением поклонился местным жителям.

Теперь в деревне можно увидеть лишь остатки фамильной усадьбы, а также родовую усыпальницу О’Рурков, некоторые хозяйственные постройки, естественный водоем и живописный парк, сочетающий черты французского и английского ландшафтного дизайна и носящий титул памятника природы, истории и культуры республиканского значения.

Суровая красота готической архитектуры 5

А один из потомков славного семейства – бизнесмен Олег О’Рурк – сегодня живет в Москве. За последние годы он неоднокрано наведывался во Вселюб с предложением воссоздать былое поместье и устроить в нем сельскую гостиницу. Однако бюрократические препоны не позволили решить этот вопрос оперативно. Более того, два года назад в усадьбе случился пожар, и от прежнего здания осталась лишь одна стена. Все это повергло потенциального инвестора в отчаяние и, тем не менее, он не теряет надежды приобрести остатки имения на аукционе и восстановить сгоревшее родовое гнездо из пепла.

В деревне Ишколдь, находящейся в Барановичском районе Брестской области у пересечения границ трех областей: Минской, Брестской и Гродненской, находится еще один шедевр белорусской готики. По дороге туда трудно не заметить огромную, стоящую прямо в поле, скульптуру зубра, обозначающего границу Минской и Брестской областей.  Зубр – персонаж для белорусских лесов вполне реальный, а вот загадочного подземного зверя Индрика, присутствующего в древнеславянской мифологии (в частности, в легендарной «Песне птицы Гамаюн») и связываемого некоторыми этнографами с данной местностью, тут пока не видывали. Хотя, возможно, это лишь потому, что никто толком не знает, как этот сказочный персонаж должен выглядеть. Зато известно, что в близлежащей деревне Петковичи родился легендарный первопечатник Иван Федорович, более известный под фамилией Фёдоров.

Суровая красота готической архитектуры 6Знаменитый «Зубр»

Первое письменное упоминание об Ишколди относится к XV веку. За свою историю местечко переходило от одного магнатского рода к другому, поочерёдно принадлежа Немировичам, Ильиничам, Радзивиллам. Младший сын того самого Яна Немира, инициировавшего возведение костёла во Вселюбе, староста витебский, смоленский, любельский и мценский Николай Немирович, в свою очередь содействовал возведению каменного костёла уже в Ишколди. Постройка обычно датируется 1472 годом, хотя в некоторых источниках упоминается и более ранний срок – 1449 год. Предание гласит, что это место испокон веков было у местных жителей очень почитаемым. Скорее всего, здесь некогда располагалось языческое капище, которое, как это часто случалось, преобразовали в сакральное место для христиан.

Выросший тут храм Святой Троицы является архитектурно-историческим раритетом поздней готики и включен в Государственный реестр как важная историко-культурная ценность Республики Беларусь. По сути, это древнейший белорусский католический храм, не подвергавшейся за время своего существования значительным перестройкам и дошедший до нас почти в первозданном виде. Его самобытные архаичные формы имеют общие черты с образцами оборонительных храмов Западной Европы.

Суровая красота готической архитектуры 7Костёл в Ишкольди

Небольшой по размерам прямоугольный план храма (10х14,5 метров), накрытый двускатной крышей, завершается пятистенной апсидой. Площадь апсиды немного меньше площади основной части храма и является ее органическим завершением. Стены кирпичные, укрепленные ступенчатыми контрфорсами. На рубеже XV–XVI веков стены были покрыты фресками, которые не сохранились до нашего времени.

Суровая красота готической архитектуры 8Интерьер костела в Ишкольди

Нижние части их орнаментированы сетчатой кладкой из темного кирпича-железняка. Позднее фасады были оштукатурены и побелены. Фигурное завершение стены главного фасада и мягкие криволинейные очертания контрфорсов придают храму скульптурность, смягчающую монументальный облик памятника. Двери главного входа дубовые, украшенные коваными узорчатыми решётками. Деревянный алтарь выполнен в неоготическом стиле и разделен на три части арками. Готичность явственно читается и в сводах, которые выполнены в виде звёзд и крестов с нервюрами, стрельчатых окнах и многих других элементах. Неподалёку можно обнаружить остатки оборонительных сооружений, ведь первоначально храм был обнесён защитным валом.

Исходя из сведений в старинных документах, костёл освятили в 1472 году. В первой половине XVI века, при князе Николае Радзивилле «Чёрном», он стал кальвинистским сбором. Однако уже в 1641 году там возобновились католические богослужения. В 1868 году, при переоборудовании костёла в церковь, согласно православной традиции, были надстроены две луковичные головки, установлен иконостас, отдельно пристроена деревянная звонница. В 1918 году костёл был возвращен католикам, в 1969-м – отреставрирован в соответствии с изначальной спецификой и с той поры не прекращает действовать.

По рассказам местного ксендза, храму довелось успешно пережить не только многочисленные войны, но и период не менее воинствующего атеизма. Так, в советские времена чиновники приехали в Ишколдь с целью закрытия костёла, но деревенские женщины, услышав об этом, в панике побросали серпы и прибежали с полей, на коленях умоляя не делать этого. Властям ничего не оставалось, как уехать восвояси. Во второй раз они посетили деревню уже с бульдозерами и другой техникой, явно давая понять населению серьезность своих намерений. Но верующие не отступили и на этот раз и просто-напросто легли под колеса. Разгневанный начальник приказал водителю бульдозера ехать прямо на людей, но тот в знак протеста вышел из кабины, предложив шефу занять его место. Вот так и отстояли жители свою многовековую святыню… Эта история теперь отображена в костёльном витраже.

Суровая красота готической архитектуры 9

Любопытно, что несколько лет назад на одном из интернет-аукционов на продажу выставили метрику Ишколдского костела, датированную XVIII веком. Благодаря стараниям активистов «Белорусского добровольного товарищества охраны памятников истории и культуры» документ удалось выкупить, и в нем обнаружили запись о крещении Марии Верещаки – музы и возлюбленной юного Адама Мицкевича.

Как водится в таких местечках, в Ишколди некогда была магнатская усадьба, известная по актам инвентаризации за 1579, 1598, 1603 и другие годы. Она включала, как и другие характерные поместья того времени, двор, подворье и гумно с многочисленными сооружениями хозяйственного профиля. По легенде, двор соединялся подземным ходом с костелом. Главный дом («дом великий») представлял собой традиционное трехкоморное жилье.

В 1594 г. вырос новый дом с шестью коморами, в котором стояли изразцовые печи и глинобитные камины. Побеленные двери были с металлическими завесами, внутренними замками. В столовой стояли два дубовых стола и буфет. Непосредственно сам двор был застроен по периметру. Его центральная часть была свободной, в ограде имелось двое ворот. В начале XVII в. со стороны местечка возвели новые двухъярусные врата, в нижнем ярусе которых размещались две коморы, тюрьма и кладовая, в верхнем — зал с наружной галереей.

Суровая красота готической архитектуры 10Свод костела в Ишкольди

Последующее развитие двора (с 1632 г.), видимо, уже при Радзивиллах, ознаменовалось возведением тына с пятью воротами, появлением парадной части за вратами, перед главным домом, исчезновением ряда старых построек (конюшни, винокурни, амбар). Главным сооружением двора становится «дом новый». Это было сравнительно большое одноэтажное сооружение, крытое гонтом, с боковым алькежем, завершенным гонтовым шатром, белым жестяным куполком и флюгером. Здание состояло из жилой половины (две избы, три коморы, два туалета) и парадной, включающей большую столовую и боковую избу.

В усадьбе имелись два озера и рыбный пруд. На берегу одного озера располагалась винокурня, на берегу второго — двухколесная водяная мельница. Кроме утилитарного назначения, искусственные водоемы вместе с рощами играли большую эстетическую роль. Усадьба включала березовую и еловую рощи возле озера с мельницей и 3-ю — посадку смешанного типа — по дороге к фольварку. Увы, до наших дней вся эта роскошь не дожила.

Практически каждый населенный пункт Гродненской области может похвастаться уникальными памятниками архитектуры. В особенности много на этой территории замков и костелов – сказывается пограничное расположение. Вот и костел Святого Михаила Архангела в деревне Гнезно привлекает большое количество верующих и туристов, ведь это не только действующий храм, но и уникальный памятник поздней готики.

Суровая красота готической архитектуры 11Костел в Гнезно

Гнезно – очень старинное поселение, которое именовалось ранее иначе: Гнездо, Гнезная. По предположению известного историка ХІХ века Теодора Нарбута, местечко существовало уже в дохристианские времена. А первое письменное упоминание о нем можно встретить в Метрике Великого Княжества Литовского в XV веке. Именно тогда имение было подарено королем Казимиром Миколаю Вашвиловичу, до того находясь под патронажем магнатов Монивидов.

Кстати, у белорусского Гнезно есть знаменитейший польский тезка, расположенный в 50 км на северо-восток от Познани. Это древняя столица Польши, место коронации польских монархов вплоть до ХІV века. Вероятно, под влиянием того Гнезно и сложилось окончательно имя белорусского местечка, когда оно в 20–30-х годах минувшего столетия находилось в составе польского государства.

Впрочем, еще до того хозяев тут сменилось немало, и уже супруги Шеметовичи, Ян и Эльжбета, получившие право владения местечком от короля Александра Ягеллона, возвели  костёл Святого Михаила вместо сгоревшего деревянного храма. На факт постройки культового здания в 1524 году указывает Географический словарь Польского королевства. Как и в Ишколди, ранее на месте христианского храма находилось языческое святилище, о чем свидетельствуют найденные в ХІХ веке жертвенные камни.

Сооружение представляет собой однонефный храм с трехстенной апсидой и восьмигранной башней, которая расположена по центру главного фасада. Он сложен из красного кирпича по правилам готической кладки — с заданным ритмом кирпичей, уложенных в ряд вдоль и поперек (ложок — тычок). По периметру храма идут контрфорсы. 25-метровая, богато декорированная башня в виде четверика, переходящего в вытянутый восьмерик, появилась после возведения стен. В костеле два входа: главный (арочный портал) и южный боковой. Поначалу окна стрельчатого абриса были только с юга, затем появились и с севера. Архитектура храма демонстрирует яркие черты поздней готики, среди которых, в частности,  прямоугольные ниши и ступенчатые консоли. Кроме того, здесь можно заметить и некоторые черты ренессанса – горизонтальные тяги и арки над окнами второго яруса башни, многообразные карнизы.

В целом, костёл был выстроен с большим запасом прочности. Его толстые стены могли достойно выдержать осаду врагов. Храм использовали как оборонительное сооружение в период войн, о чем свидетельствует засевшее в кирпичной кладке пушечное ядро.

Суровая красота готической архитектуры 12

Первое отчуждение храма произошло через три десятилетия после его освящения. По официальной версии, новый владелец Гнезно, представитель магнатского рода Ходкевичей, был ярым приверженцем Реформации, поэтому передал костел под кальвинский сбор. Однако существует и другая, житейская версия. Оказывается, Иероним Ходкевич, как и многие шляхтичи Великого Княжества Литовского в то время, действительно принял протестантскую веру. Но костел он отдал вовсе не потому, что стал крайне набожным, а ввиду того, что… банально поссорился с женой Анной Шеметович, ярой католичкой. Несмотря на это, в 1643 году храм вновь вернулся в лоно Католической Церкви.

В ХVІІІ веке к храму у бокового входа пристроили сакристию для хранения ритуальной одежды и утвари. Подземелье святыни использовали для захоронений владельцев Гнезно и других именитых особ. Со временем этот некрополь перестал расширяться, а в начале ХХ века его и вовсе замуровали. В 1838 году в костеле произошел сильный пожар. Впоследствии средства на восстановление пожертвовали новые владельцы местечка – Тарасевичи. В здании их былой усадьбы ныне располагается сельсовет.

В годы советской власти о костёл был заброшен и поневоле начал приходить в запустение. На протяжении последних двух десятилетий вопросами реконструкции и возрождения средневекового храма занимается ксёндз Людвик Станишевский. Это большой энтузиаст, который по совместительству с духовной миссией успешно выполняет роль краеведа и популяризатора истории местечка.

А история его действительно богатая, ведь даже в наше время в Гнезно порой происходят интересные события. К примеру, копию знаменитой «Сикстинской мадонны» Рафаэля, расположенную в центре алтаря, писал художник-самоучка из города Волковыска. Как мастеру удалось сотворить огромное полотно высотой около 2,5 метров в стандартной двухкомнатной квартире, остается загадкой.

Ирина Шумская, культуролог