В первой половине XIX столетия в северной части Беларуси были записаны версии оригинального этногонического предания, представляющего описание космогонического процесса сотворения всего сущего. Особый интерес представляет вариант предания, опубликованный в рижской газете «Голос белоруса» в 1920-х годах. В нём метафорически поясняется, каким образом в междуречье Двины и Днепра начали селиться разные племена белорусов, а сами реки, соответственно, стали «матерью и отцом городов белорусских».

Променад вдоль притоков Днепра 1

Согласно преданию, когда мир только начинался, то ничего нигде не было. Везде стояла мертвая вода, а среди воды торчал то ли камень, то ли еще что. Однажды бог грома и молнии Перун как разыгрался и давай швырять стрелы в этот камень. От его стрел выскочили три искорки: белая, желтая и красная. Упали те искорки на воду; с этого вся вода замутилась, и мир замутился, как тучи.

Но через некоторое время, как все просветлело, ясно стало — где вода, где земля, А чуть позже завелась и всякая жизнь — и в воде, и на земле. И леса, и травы, и звери, и рыбы, а после и первый человек завелся, имя которому было князь Бай. У Бая были две собаки, которых звали Ставры и Гавры. С ними князь ходил на охоту. Когда он умер, собаки достались его сыну Белополю.

По завету отца тот отпустил на волю собак, поймав предварительно двух птиц: одну с Балтийского моря, другую с Черного моря. Птицы полетели каждая в свою сторону, собаки побежали за ними, а вслед потекли две крупнейшие реки Восточной Европы, две главные водные артерии Беларуси — Двина и Днепр.

Променад вдоль притоков Днепра 2Панорама Днепра недалеко от Жлобина

Ландшафты вдоль притоков Днепра чрезвычайно живописны, богаты историей и самобытными памятниками архитектуры. Да и сам «батька» Днепр величественен и прекрасен, особенно в период разлива. Это можно, к примеру, пронаблюдать, проезжая весной через Жлобин – старинный город, окрестности которого представители рода человеческого облюбовали ещё в бронзовом веке.

Несмотря на весьма солидный возраст города, памятников седой старины в нём не сохранилось, а основные ассоциации  с ним преимущественно связаны с известными далеко за пределами страны рынком мягкой игрушки и градообразующим предприятием «Белорусский металлургический завод».

Зато в находящемся в двух десятках километров от Жлобина местечке Красный Берег автобусы с туристами – не редкость. Причины тому – старинная усадьба Готовского и скорбный мемориал детям-жертвам войны, фигурирующий под неофициальным названием «Детская Хатынь».

Променад вдоль притоков Днепра 3Ворота Краснобережского аграрного колледжа

Располагается Красный Берег вблизи одного из притоков Днепра – речки Добосна. В отличие от множества поселков с искусственной советской топонимикой (наподобие Красный Коммунар), название Красный Берег является историческим и, по мнению краеведов, происходит от необыкновенной красоты яблоневого сада, произраставшего некогда здесь на берегу. Сейчас на его месте высажены молодые деревья.

Променад вдоль притоков Днепра 4Флигель усадьбы. Красный берег

И если красоту прежнего сада мы можем представить лишь в воображении, то красоту построенной в конце XIX века усадьбы генерал-лейтенанта инженерии Михаила Готовского можно в полной мере оценить воочию. О строительстве здания в документах упоминается следующее: «За 400 привезенных из Бобруйска кирпичей помещик Поплевский, начавший строительство особняка в живописном местечке Красный Берег, платил крестьянам, говорят, по 5 копеек. И желающих заработать (за несколько поездок можно было купить корову) хватало с избытком.

Променад вдоль притоков Днепра 5Усадьба Готовских

Променад вдоль притоков Днепра 6А на крыше вот такие химеры

Известь для кладки гасилась предварительно в специальной яме целый год. Воздвигли настоящий памятник архитектуры – двухэтажный особняк из 36 комнат, отделка которых не повторяется. Стройка была завершена в 1893 году. Здание не пострадало во время войны, потому что в нем располагались госпитали – красноармейский, а затем и немецкий».

Променад вдоль притоков Днепра 7Так выглядела усадьба Готовского в 19 веке

Хозяин поместья, генерал Готовский, не снискал какой-либо боевой славы – согласно данным энциклопедий, до выхода в отставку в 1876 году исполнял должность инспектора работ инженерного управления Кавказского военного округа. Позже он подарил имение своей дочери в качестве приданого, а она, в свою очередь, оформила его на мужа – Викентия Козел-Поклевского, сына российского миллиардера, промышлявшего в Сибири и на Урале. При большевиках усадебно-парковый комплекс был национализирован, а ныне на его территории располагается аграрный колледж.

Променад вдоль притоков Днепра 8Усадьба Готовского

В архитектуре усадьбы превалирует модерн, а также прослеживаются черты неоренессанса и неоготики. Мансардные крыши, остроугольные щипцы и слуховые окна, эркеры и шатры башен подчеркивают силуэтную выразительность. Особый вид зданию придает необычное сочетание оштукатуренных побеленных и краснокирпичных стен, серебристых чешуйчатых шатров и декоративных элементов из камня-песчаника.

Как утверждают историки, во дворце были готические, ренессансные, романские залы и даже помещение в арабском стиле. О готике напоминают стрельчатые оконные проемы, химеры на водостоках и массивная неоготическая въездная брама. Усадьба гармонично сочетает рококо, маньеризм, ампир и французский классицизм — всего около десяти различных стилей, что делает ее настоящей наглядной энциклопедией по истории оформления интерьера.

Променад вдоль притоков Днепра 9Фрагмент интерьера усадьбы Готовского

Изюминкой здания является бальный зал, полностью соответствующий эпохе Людовика XVI. Такого эффекта помогло достичь наличие каминов, необычного орнамента на стенах, богатой лепнины, стилизованной резьбой, специально подобранной мебелью, светильниками, венецианским хрусталём, французским фарфором и английский фаянсом.

Ранее в усадьбе была представлена большая коллекция живописи с произведениями Айвазовского, Кондратенко, Семирадского и других художников, сейчас здесь черпают вдохновение наставники будущих аграриев.

Променад вдоль притоков Днепра 10Памятник жертвам войны

Совсем иные ощущения охватывают при посещении расположенного рядом мемориального комплекса «Детям – жертвам Великой Отечественной войны». Идею краснобережской композиции выносил и воплотил тот же автор, который участвовал во второй половине 1960 х годов и в создании памятного комплекса на месте сожженной Хатыни, – архитектор Леонид Левин.

Ключевой элемент композиции – хрупкая бронзовая девочка-подросток с поднятыми над головой скрещивающимися руками. Она как бы защищается от некоего неотвратимого ужаса, но уже осознает, что нет даже мизерной надежды на спасение.

По ступенькам посетители попадают на площадь Солнца, на которой стоят витражи, выполненные по сохранившимся детским рисункам из концлагерей и после войны. От площади идут восемь лучей: один – черный, остальные – золотистые. Последние пронизывают путь к детским мечтам, черный же ведет в искаженную войной реальность…

На нем в три ряда стоят выполненные из прочного бетона белые школьные парты, символизирующие обычный по тем временам большой школьный класс. Понятно, что за эти парты дети никогда не сядут… Вернее, приезжающие сюда школьники и взрослые за них садятся (это не возбраняется) – но только лишь для того, чтобы глубже вообразить всю трагедию случившегося здесь в годы гитлеровской оккупации.

Променад вдоль притоков Днепра 11
В краснобережский лагерь смерти узников свозили из нескольких районов тогдашней Советской Беларуси. Отбирали детей в возрасте от 8 до 14 лет. Фигурка девочки в начале мемориала неслучайна: большинство попадавших сюда – именно девочки. У них чаще всего встречались первая группа крови и положительный резус-фактор.

Тети и дяди в белых халатах вели себя с жертвами без особой строгости, но кровь забирали у них до последней капли. А тем, кто еще подавал признаки жизни после такой процедуры, губы смазывали смертельным ядом… Иным детям «везло» больше – их отправляли донорами в Германию и там забирали у них кровь для раненых офицеров и солдат вермахта. Согласно архивным сведениям, из этого лагеря фашисты вывезли около двух тысяч детей, в том числе 15 юных жертв были из Красного Берега. Вообще же, по официальным данным, в годы Второй Мировой войны из одной только Беларуси узниками детских концлагерей стали более 35 тысяч детей.

Променад вдоль притоков Днепра 12Дом на ул. Советской в Гомеле

В ста километрах от Красного Берега расположен областной центр – город Гомель, в котором тоже есть на что посмотреть, помимо оригинальной застройки по улице Советской и живописного вида на ещё один приток Днепра – реку Сож.

Главная гомельская достопримечательность – шикарный дворец Румянцевых-Паскевичей, построенный в конца XVIII века. Перед тем, как  белорусские земли оказались в составе Российской империи, местный деревянный замок был вотчиной канцлера ВКЛ, князя Михаила Чарторыйского.

Променад вдоль притоков Днепра 13Дворец Румянцевых-Паскевичей

Будучи патриотом, он отказался присягнуть новой власти, тем самым лишив себя всего имущества, в том числе и замка. Нового хозяина Гомелю долго ждать не пришлось. Императрица Екатерина II подарила город одному из своих фаворитов, прославленному полководцу, генералу-фельдмаршалу Петру Румянцеву-Задунайскому.

Последний решил, что с политической и военной точки зрения деревянный замок на берегу Сожа утратил свое значение и приказал его снести. Таким образом закончилась история Гомельского замка и началась история Гомельского дворца.

Променад вдоль притоков Днепра 14Гомельский дворец

Необходимо отметить, что желая укрепить “русское начало” в присоединённых белорусских землях, российская императрица широко использовала практику дарения своим приближённым военноначальникам и фаворитам местных городов и местечек. Так Суворов за штурм Варшавы получил в подарок Кобрин с окрестностями, Потёмкин – Кричев, Зорич – Шклов и т.д. При этом Екатерина II поощряла своих сановников на создание в этих имениях дворцово-парковых ансамблей с целью распространения в крае имперских культурных традиций. Именно это стало причиной передачи П. Румянцеву-Задунайскому дополнительно ещё и 100 тысяч рублей на строительство в Гомеле роскошной резиденции.

В 1785 году состоялась закладка фундамента главного дворцового корпуса, строительство которого завершилось в начале 1790-х годов. В результате на естественной возвышенности на берегу реки Сож появилось компактное двухэтажное здание на высоком цоколе, завершенное в центре кубоподобным бельведером с большим куполом. Внешний декор дворца был целиком выполнен в стиле раннего классицизма. Главным украшением фасадов были портики коринфского ордера – четырёхколонный парадный и шестиколонный парковый. По всему периметру здания прямоугольные оконные проёмы, размещённые в два ряда, чередовались с пилястрами, что придавало дворцу величественную монументальность.

Внутренняя планировка также имела центричный характер. При этом более высокий первый этаж полностью был отдан под парадные помещения, второй – под жилые комнаты, а цокольный использовался для хозяйственных нужд и размещения прислуги. Входя в здание, посетители попадали в просторный вестибюль, который вёл прямо в главный квадратный парадный зал дворца, дополненный со всех сторон широкими нишами и обрамлённый рядами высоких коринфских колон, поддерживающих открытые галереи второго этажа.

Променад вдоль притоков Днепра 15Столовая в Гомельском дворце

Освещался главный парадный зал большими окнами бельведера, а его высота в те времена достигала 25 метров. По бокам от этого зала находились ещё четыре обширные парадные гостиные, что в сумме позволяло Румянцевым устраивать поистине роскошные приёмы для десятков, а в исключительных случаях – и сотен, приглашённых высокородных гостей. Интерьеры первого этажа дворца поражали самую избалованную публику: тематические и орнаментальные росписи, покрывавшие всё внутреннее пространство стен, изящная лепнина, выполненная в технике имитации под белый мрамор, картины, бронзовые ажурные люстры и разнообразные предметы искусства лучших европейских мастеров.

В 1796 году Гомель в очередной раз сменил хозяина. После смерти Петра Румянцева-Задунайского во дворец вселился его сын – член Государственного совета, сенатор, будущий министр иностранных дел Российской империи Николай Румянцев. Считая Гомель своей главной резиденцией, он, по признанию современников, превратил его из относительно небольшого местечка в красивый европейский городок с каменными административными, общественными, жилыми и культовыми сооружениями.

Наибольшее внимание сенатор уделил дальнейшему обустройству своей местной резиденции. Для продолжения работ был выписан из Англии известный архитектор Дж. Кларк, который в начале XIX века начал достройку Гомельского дворца. По желанию хозяина, по бокам главного корпуса были выстроены прямоугольные двухэтажные флигеля (первый этаж занимали хозяйственные помещения, второй – гостиные и кабинеты).

Серьёзной переработке подверглись и внутренние интерьеры Гомельского дворца. Здесь всеми работами руководил специально приглашённый из Италии скульптор и декоратор Винценто Винценти. До середины 1850-х годов дворец обрёл новое лепное убранство парадных и жилых помещений (в том числе, маски и гирлянды), появились чудесные оконные витражи, был заменён паркет, поставлены новые камины из искусственного мрамора, комнаты украсили многочисленные статуи и прочие художественные шедевры знаменитых российских и европейских мастеров.

В башне расположилась картинная галерея, а также богатейшая коллекция ваз, подаренная генерал-фельдмаршалу российским императором Николаем I и прусским королём Фридрихом-Вильгельмом IV.

В 1856 году Иван Паскевич умер, и большая часть его имущества перешла к сыну Фёдору, осуществившему  небольшой “косметический” ремонт комплекса. В дальнейшем дворец практически не претерпел никаких изменений. Однако в 1870–1889 годах в парке появилось новое оригинальное сооружение – часовня в псевдорусском стиле, которая стала семейным склепом рода Паскевичей.
В 1903 году, после смерти князя Фёдора Паскевича, Гомельский дворец стал собственностью его вдовы Ирины Паскевич (урожденной графини Воронцовой-Дашковой).

Именно она первая стала придавать разнообразным семейным коллекциям вид публичного музея. Проведённая при ней систематизация собраний показала, что общее число накопленных предметов искусства уже перевалило за 3 тысячи. Наибольшую художественную ценность имели англо-французская коллекция стеклянных изделий, собрания саксонского, китайского и русского фарфора, персидских, немецких, турецких и бухарских ковров и гобеленов. Множество редких и затейливых вещиц находилось в коллекции мелкой пластики. Высоко также ценились нумизматическая коллекция, собрание археологических древностей и богатейшая библиотека.

Сегодня в отреставрированных помещениях дворца действуют музейные экспозиции, работают выставочный и концертный залы, проводятся разнообразные торжественные мероприятия.

А отъехав от Гомеля всего семь километров на юго-восток до посёлка Кореневка, можно посетить имение под названием «Охотничий домик князя Паскевича». В 1834 году Кореневка перешла во владение Ивана Паскевича, после чего на южной окраине поселка был построено кирпичное здание, которое вначале использовалось как винокуренный завод. Однако в 60-е годы XIX века сооружение превратилось в красно-белую усадьбу с живописным парком, прудом и столетними дубами вокруг него.

Бывшие владельцы усадьбы нередко приезжали сюда поохотиться. Сегодня же на месте некогда процветающего поместья находится «Кореневская экспериментальная лесная база Института леса» Национальной академии наук Республики Беларусь, где круглогодично выращивают и поставляют в торговую сеть грибы вешенки. Сама усадьба пережила реконструкцию и теперь на первом этаже здесь разместились служебные помещения и кабинеты, а второй этаж переоборудован в конференц-зал.

Променад вдоль притоков Днепра 16Коллекция самоваров в Ветковском музее

В поисках подлинной аутентики следует заглянуть и в городок Ветка, а точнее в Ветковский музей народного творчества, находящийся не где-нибудь, а на Красной площади!  Такое наименование, вероятно, связано с тем, что город был основан в конце XVII века русскими староверами-беженцами. Именно здесь сформировался центр старообрядчества, преследуемого на территории России светскими и церковными властями. А название города краеведы связывают с тем фактом, что русло реки Сож тут разветвляется, словно ветка дерева.

В истории города немало трагических событий. В частности, в Ветку дважды (в 1735 и 1764 годах) направлялись царские карательные войска для «выгона» староверов назад, в Россию. А в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС  26 апреля 1986 года городок подвергся  сильному радиоактивному загрязнению, и значительная часть жителей была отселена.

Знаменитый Ветковский музей народного творчества, несмотря на свое периферийное местоположение, пользуется большой популярностью у посетителей. Он был открыт в 1978 году по инициативе и на основе личной коллекции местного жителя, выходца из старообрядческого рода, Фёдора Шклярова, который тогда и не предполагал, что со временем фонды музея разрастутся до 10 тысяч экспонатов.

Променад вдоль притоков Днепра 17Бывший купеческий дом в Ветке

Для своих целей музей задействует здание бывшего райкома партии (для хранилища экспонатов), а также дом купца Грошикова – памятник архитектуры XIX века. Здесь хранятся уникальные старопечатные книги: издания Ивана Фёдоровича (более известного под фамилией Фёдоров) и Петра Мстиславца, Андроника Тимофеева Невежи и Василия Гарабурды. Гордостью музея также является первая книга, вышедшая на территории Украины, львовский «Апостол», изданный в 1574 году.

Променад вдоль притоков Днепра 18Ворота ветковского музея

Помимо этого можно увидеть книги с Кремлевских соборов с записями и комментариями царей, представителей духовенства и учёных.
Неизменный интерес вызывают витиеватые узоры резных деревянных изделий, старообрядческие иконы, археологические находки, собрания служебных рисунков иконописцев XVIII-XX веков, коллекции артефактов, созданных при помощи техники шитья бисером, ритуальные ручники и предметы традиционного регионального убранства.

Променад вдоль притоков Днепра 19Памятник кроту в Ветке

В одном из залов расположена экспозиция восстановленного купеческого быта и представлена коллекция самоваров. Кроме этого, туристы смогут полюбоваться рушниками и национальной одеждой белорусов, а также больше узнать про геральдику наносимых узоров и связанные с этим таинственные истории.

Столь богатое разнообразие культурно-исторических объектов южного региона белорусского Поднепровья подводит к мысли о том, что поговорка «жители Гомельщины – это белорусы со знаком качества» вполне справедлива.

Автор: Ирина Шумская, культуролог