Если вы впервые в Браславе и непременно хотите познакомиться с городком и его прошлым поближе, отправляйтесь сначала на Замковую гору. Замковая гора — это древнее городище, наиболее примечательный исторический памятник Браслава, который находится в самом центре города.

Снаружи Замковая гора представляет собой высокий холм с плоской вершиной и довольно крутыми склонами. Еще лет сто назад, когда Браслав был совсем маленьким местечком, Замковая гора неизменно впечатляла гостей своим величием. Городище возвышалось над несколькими десятками деревянных домиков, которые теснились возле его основания, как напоминание о славных днях истории Браслава. Представить эту картину мы можем благодаря рисункам и фотографиям того времени. Замковую гору сравнивали то с кораблем из прошлого, то со сгорбленным стариком, погрузившимся в печальные думы об ушедших временах. К сожалению, сегодня вы не увидите здесь даже руин замковых укреплений. Во все времена истории города замок был деревянным. Тем не менее городище в Браславе можно отнести к наиболее впечатляющим в Беларуси. Оно расположено на перешейке между двумя озерами, и с его вершины открываются незабываемые виды на Браслав, на озерные окрестности городка.

Прогулка по Замковой горе 1Не будем же терять времени. Подняться на Замковую гору можно по дорожке, которая берет начало у западной окраины городища.

Уклон дорожки не так и значителен, но через несколько десятков метров вы замечаете, что одноэтажные домики уже не мешают обозревать озерные дали. Вы в предвкушении новых видов, но дорожка делает плавный поворот и выводит на середину городища. Панорамы теряются, но не спешите покидать это место. Оглянитесь. Площадь городища впечатляет — как-никак два гектара. Браславское городище является одним из самых больших в Беларуси.

Площадка Замковой горы обнесена валами, которые и закрывают нам обзор. Местами валы едва прослеживаются, но на западе и северо-западе их высота доходит до 7 метров. Быть может, воображение позволит вам дорисовать на этих валах деревянные стены и башни замка. Внутренняя же площадка была тесно застроена жилыми домами, хозяйственными и иными постройками.

Именно тут, в центральной части городища, где для глаз не так уж много соблазнов, можно задержаться — ничто не помешает на несколько минут окунуться в прошлое Браслава. Настроиться на этот экскурс поможет памятный знак в честь… самой Замковой горы. Это гранитный красноватого оттенка валун, на котором прикреплена бронзовая памятная доска. Ее текст гласит: «Замкавая гара з’яўляецца месцам заснавання горада Браслава. 1065 г.». В верхней части помещен герб Браслава с изображением ока Божьей опеки, в нижней — барельеф головы ангела-хранителя.

Самые древние страницы истории Браслава прочитаны археологами по материалам, найденным на городище. Исследования тут проводились в 1955-1956 и 1989-1990 годах. Первые жители облюбовали хорошо защищенный озерами холм в VIII-IХ веках нашей эры. Это были представители одного из балтских племен — аборигенов здешних мест. Поселяне слегка подровняли вершину, насыпали оборонительные валы и соорудили стену, скорее всего в виде частокола. В начале ХI века Браслав и окрестности вошли в сферу интересов укреплявшего свое могущество Полоцкого княжества. Браславу суждено было стать одной из опорных пограничных крепостей на северо-западной окраине державы. На месте небольшого латгальского поселения строится мощная крепость. Строители укреплений подсыпали валы, частокол заменили стенами и башнями. Считается, что это произошло во время княжения Брачислава Изяславовича (1003-1044 гг.). Некоторые исследователи связывают с именем этого князя происхождение названия города. Кроме воинов, в ХI-ХII веках в Браславе жили ремесленники, а также их семьи — всего 400-500 человек.

Крепость неоднократно подвергалась нападению со стороны балтских племен. Письменные источники сохранили сведения только об одном из них, которое произошло в 1065 г. С начала ХIV века окрестные земли вошли в состав Великого княжества Литовского. Браслав становится центром повета Виленского воеводства. На Замковой горе в средневековье размещались администрация повета, судебные учреждения, архив. Тут проводились сеймы — собрания шляхты, во время которых обсуждались важнейшие вопросы текущей жизни региона, проходили выборы послов на общегосударственные сеймы. До ХVII века сохраняли значение и оборонительные укрепления. По мере необходимости они подновлялись, модернизировались. Наиболее полное описание замка было составлено в 1649 г. Замковая гора защищалась верхней и нижней стенами с 7 башнями, большие окованные железом ворота прикрывались отдельной башенкой. Вооружение составляли 5 бронзовых и 2 железных пушки, 46 пищалей. Имелись запасы ядер и пуль. Через несколько лет замок сильно пострадал во время войны Великого княжества Литовского с Москвой и после этого утратил былое значение.

Одна из интересных страниц прошлого Замковой горы связана с именами великого князя литовского Александра Ягеллончика (1461-1506) и его жены Елены (1476-1513), дочери московского князя Ивана III. Осенью 1500 г. они впервые посетили Браслав и скорее всего останавливались в замке. Елене очень понравился город и его живописные окрестности. В 1501 г. Александр подарил любимой жене Браслав и некоторые близлежащие земли. После смерти князя Елена неоднократно посещала свои владения. На Замковой горе она основала небольшой православный женский монастырь с церковью св. Варвары. Последние месяцы жизни Елены прошли на Замковой горе, здесь же в январе 1513 г. она скончалась. Тело княгини торжественно перевезли в Вильно и похоронили в православном кафедральном соборе. Уже в ХVI столетии большая часть населения Браслава жила за пределами Замковой горы. Застройка тяготела к городищу, расположенному на узком перешейке, и в то время высказывались соображения, что это мешает нормальному развитию города. В 1559 г. последовало распоряжение великого князя Жигимонта Августа о переносе Браслава в более удобное место. Неизвестно, что помешало осуществить это распоряжение, но город остался при Замковой горе.

В ХVIII в. большинство сооружений Браславского замка пришло в негодность. В 1787 г. тут был проведен последний поветовый сеймик. Замковая гора опустела и превратилась в один из земельных участков для жителей городка. В начале ХIХ века была разобрана небольшая деревянная церквушка — все, что оставалось от основанного Еленой монастыря.

Прогулка по Замковой горе 2С Замковой горой связано несколько легенд и преданий. Они рассказывают о подземных ходах, которые в случае необходимости выводили осажденных в замке за озеро Дривяты, подземельях, в которых, конечно же, укрыты сундуки с сокровищами, золотыми рыцарскими доспехами, о таинственной тени княгини, с которой можно столкнуться в подземных галереях. Однако наиболее известна легенда о происхождении названия Браслава. Ее лучше послушать возле скульптурной композиции, которая находится неподалеку от памятного знака в честь Замковой горы. Вырезанные из дуба скульптуры представляют героев легенды. Вот фигура старого князя, устало положившего руку на колено, на его лице — выражение озабоченности и печали. Это Двин, могущественный князь, владелец замка, возвышающегося над озерами, окрестными лугами и лесами. Рядом с князем — его жена Друйка. Стар уже Двин, тяготят его каждодневные заботы, но некому передать владения. Единственная дочь Дрива (она невдалеке от родителей), гордая и своенравная, отвергает всех женихов, которые приезжают в замок в надежде стать ее избранником. Неподалеку от Дривы стоят фигуры трех братьев, трех молодых князей, которые жили по соседству от замка: Браса, Снуда и Нова. Они наиболее настойчиво ухаживали за красавицей. Дрива пообещала руку и сердце тому из братьев, кто сможет доказать свое превосходство. Нет равных по силе и отваге Брасу, и поэтому Снуд и Нов решили убить соперника. Вот они стоят отдельно от Браса, как будто перешептываясь. Поздней ночью подстерегли заговорщики брата и из засады подло убили его. Но помнили Снуд и Нов: к Дриве должен прийти кто-то один. Вновь зазвенели мечи. Смертельно ранив друг друга, оба брата умирают. На рассвете выяснилось, что убит ими вовсе не Брас, а его слуга, накинувший плащ хозяина. Явился Брас в замок и обвинил Дриву в смерти братьев. Не стерпела обидных, но справедливых слов гордая княжна и с башни замка бросилась в воду большого озера. Старые родители не перенесли утраты. Брас же получил приглашение заменить умершего властелина. Долго и справедливо правил этот князь, но так и остался на всю жизнь одиноким…

Постепенно вокруг замка вырос город. Его назвали Браславом — городом Браса. Рядом с Замковой горой плещется обширное озеро Дривяты, из которого несет воды в Западную Двину речка Друйка. Рядом с Браславом есть также озера Новяты и Снуды. В этих названиях сохранилась память и о других героях легенды.

А сейчас самое время идти любоваться живописными видами. На южной окраине городища есть несколько обзорных точек с панорамами озера Дривяты. Это озеро привлекательно в любую погоду. От Замковой горы до противоположного лесистого берега почти 5 километров, и даже когда ясно, он выглядит зеленой бахромистой полоской. Дривяты с площадью более 36 км2 занимают пятое место по величине в Беларуси. С городища вы увидите не всю его акваторию. Длинный мыс скрывает три больших залива, расположенных в восточной части озера. Дривяты придают Браславу своеобразный «приморский» вид. Этот вид откладывается в памяти больше, чем что-либо другое, увиденное в городке. Так было и в прежние времена. Когда в 1517 г. через Браслав проезжал известный путешественник и дипломат С. Герберштейн, единственное, что он счел возможным отметить в своих записях, — это огромное озеро, которое он ошибочно записал под названием Наверь. Благодаря С.Герберштейну маленький Браслав появился на ряде европейских карт и всегда помечался рядом с большим озером. Во многих исторических источниках Дривяты назывались Браславским озером.

С южной окраины Замковой горы хорошо просматриваются соседние холмы. Они образуют целую цепочку, протянувшуюся более чем на 10 километров. Холмы образовались в эпоху таяния ледника и в то время преградили путь талым ледниковым водам. Благодаря подпруде и образовалось обширное и относительно неглубокое озеро Дривяты.

К востоку от Замковой горы находится перешеек, который отделяет Дривяты от соседнего озера Новяты. По этому перешейку проходил путь в глубину Полоцкого княжества, надежно контролировавшийся крепостью. В ближайших окрестностях более удобного пути в тот период не существовало. Вдоль дороги постепенно выросла улица, стержневая в Браславе и поэтому получившая название Великая. Ширина Браслава на перешейке ограничивалась двумя рядами домов. До того как в 30-е годы уровень озер был искусственно понижен, вода вплотную подходила к застройке, и жители могли ловить рыбу прямо с крыш сараев. Сейчас перешеек стал более широким, по нему проложена объездная дорога, построен еще один ряд домов. Следует упомянуть, что перешеек недалеко от Замковой горы прорезает мелководная протока. С ней связана одна из версий происхождения названия Браслава. В современном латышском языке есть слово «brasl»- брод, мелководье. Возможно, что Браслав — это поселение возле брода.

В панораме восточной части Браслава выделяются силуэты католического костела и православной церкви, памятников архитектуры конца ХIХ века.

Продолжим прогулку по краю городища. Если двигаться в северо-западном направлении, то становится заметным, как возрастает высота валов. Тропинка пролегла по узкому гребню, с которого хорошо обозревается озеро Новяты. Площадь этого небольшого озера около 0,7 км2, средняя глубина 2,3 м. Среди водной глади выделяется маленький островок. Возле него любят устраивать свои гнезда величавые лебеди. Сейчас озеро Новяты почти полностью окольцовано городской застройкой. С ХVI века оно принадлежало местному костелу и входило в число владений, подаренных храму Александром Ягеллончиком. Великий князь особой грамотой запретил посторонним ловить рыбу, исключение делалось только на случай приезда государя и его свиты.

Местами на гребне вала встречаются следы капониров, отрытых для нескольких немецких зениток, установленных в 1944 г. накануне освободительных боев. Кстати, после освобождения Браслава на Замковой горе состоялся митинг бойцов партизанских отрядов, которые вошли в город вместе с советскими частями.

Панораму озера Новяты загораживают заросли сирени и сосны. Задержимся возле первого же разрыва. Перед глазами — северо-западная часть Браслава с одноэтажной деревянной застройкой, разбавленной несколькими многоэтажными зданиями. Трубы и корпуса, по счастью, небольших предприятий напоминают, что Браслав является промышленным центром своего региона. Рядом с городищем в застройке выделяется довольно большое, П-образное в плане здание из красного кирпича. Это бывшая сельская лечебница, построенная в 1906 г. для нужд не только местечка, но и ряда соседних волостей. В начале века она относилась к числу лучших во всей Ковенской губернии. История лечебницы тесно связана с именем доктора Станислава Нарбута (1853-1926), который похоронен на гребне вала в нескольких десятках метров от нас. Наверно, вы уже обратили внимание на памятник — белый обелиск с фонарем на вершине на массивном постаменте? Высота памятника 12 метров, он был построен в начале 30-х годов на средства, собранные жителями Браславщины. С.Нарбут — чрезвычайно яркая и своеобразная фигура в истории Браслава. Это был талантливый врач, беззаветно преданный своей профессии, неутомимый общественный деятель, основатель пожарной дружины, жизнелюб и юморист. А еще он был человеком, безоглядно влюбленным в Браслав. Доктор родился на территории современной Гродненской области и в Браслав попал случайно, имея в кармане престижный диплом Баварского королевского университета в Мюнхене. Маленькое, захолустное, но поразительно красивое местечко настолько понравилось С.Нарбуту, человеку с тонкой поэтической натурой, что он остался тут до конца своих дней. Более 40 лет проработал доктор на Браславщине, снискав всеобщую любовь и признательность ее жителей. Во многом благодаря С.Нарбуту была построена лечебница возле Замковой горы, которую очень часто называли «нарбутовской». Еще при жизни С.Нарбута в Браславе существовала улица, носящая его имя. Когда в районе стал работать ветеринар, его прозвали «нарбутом для животных». С.Нарбут дожил до преклонных лет, но не оставлял любимой работы и умер в 72 года, простудившись во время визита к больному. Перед смертью он попросил похоронить себя на Замковой горе, чтобы с ее вершины видеть больницу, дом, весь Браслав. Проводить доктора в последний путь собралась огромная толпа людей не только из местечка, но и со всей Браславщины. Простой деревянный крест на могиле со временем заменили специально спроектированным памятником. Дежурные полицейские должны были в темное время, в непогодь включать мощный фонарь — уникальный памятник был еще и маяком. Давно отпала надобность в этом маяке, но когда над Замковой горой зажигается огонек, то на душе становится теплей и покойней. Кажется, что в ночной тьме над Браславом мерцает его счастливая путеводная звезда. А быть может, это парит над городком бессмертная душа народного доктора.

С именем С.Нарбута связано множество интересных историй и даже легенд. Одна из них рассказывает, что доктор много сил отдал поискам рецепта чудодейственной микстуры, которая позволила бы продлить жизнь человека. Однако тщетными оказались многолетние поиски. Внезапно на смертном одре к доктору пришло озарение, он попросил карандаш, лист бумаги. Дрожащая рука спешила записать заветный рецепт, но вскоре силы покинули больного. Даже то, что успел написать Нарбут, никто не смог прочесть, и поэтому рецепт похоронили вместе с доктором. Пускай себе это всего лишь легенда, но ведь смог же этот удивительный человек написать рецепт вечной памяти благодарных потомков. Памятник украшает бронзовая доска с надписью на белорусском языке латиницей: «СтанiслаЎ Осцiк Нарбут. 1853-1926. Лекару Ўдзячная БраслаЎшчына». Под текстом изображение «Погони» — государственного герба Великого княжества Литовского. Этот символ подчеркивает заслуги древнего и отважного рода Нарбутов. Отец браславского доктора, Теодор Нарбут (1784-1864), был известным историком, археологом, мыслителем, брат Людвик (1832-1863) — одним из руководителей восстания 1863-64 г. в Беларуси и Литве, героически погибшим в бою с карателями.

Вблизи памятника оборонительный вал имеет максимальную — семиметровую — высоту. Такой мощный вал нужен был для того, чтобы оборонять западную часть городища, не прикрытую озерами. Именно оборонительные насыпи, которые еще в ХIХ веке были в лучшем состоянии и придавали городищу правильную овальную форму, вдохновляли на создание разного рода небылиц о происхождении горы. Например, считалось, что браславскую гору в давние времена насыпал отряд пленных польских солдат. После завершения работы солдат отпустили восвояси. Когда они добрались домой, то часто в виде проклятия говорили недругам: «Чтоб тебе браславскую гору довелось насыпать». Вроде бы еще в ХIХ в. это своеобразное проклятие можно было услышать на севере Польши.

В некоторых старых публикациях о Браславе Замковую гору сравнивали с кратером вулкана. Причем когда над распаханной площадкой в центре городища ветер поднимал клубы пыли и песка, сходство усиливалось — казалось, вулкан оживал.

Недалеко от памятника на могиле С.Нарбута находится еще одна удобная точка для обозрения. Отсюда хорошо наблюдать западную часть Браслава. Обращает внимание сложная сеть коротких кривых улочек, огибающих склоны холмов, красивый лесной массив на окраине городка. Трудно поверить, глядя на старые деревянные домики, что эта часть Браслава стала обживаться только с начала ХХ столетия. Тут веками господствовали песчаные холмы. В начале лета их вершины и склоны полностью выгорали на солнце, и чахлая растительность не могла задержать песок. По свидетельству старожилов сильный ветер поднимал песок в воздух, и казалось, что в знойное лето внезапно ворвалась снежная вьюга. От песка и пыли жители Браслава страдали глазными болезнями. Живые сыпучие пески и огромные просторы голубых озер создавали своеобразные пейзажи. Постепенно застройка усмирила пески. Возле домов довольно быстро нарастал плодородный слой, который освоили разнообразные растения. Сейчас летней порой Браслав утопает в зелени. На незастроенных холмах в 30-е годы проводили искусственное озеленение. Сначала здесь гибли даже неприхотливые сосенки. Тогда сделали круговые посадки каспийской ивы, и в кругах смогла прижиться сосна. Таким образом на западной окраине Браслава образовался живописный массив, который называют лесопарк «Лесничевка».

Довелось укреплять и Замковую гору. В 30-е годы об этом позаботилось государство, выкупившее городище из частного владения. Ветер, дождевые и талые воды понемногу подтачивали древнее городище. Сосны на западном и северо-западном склонах посажены около 60 лет назад. На вид же они кажутся совсем молодыми. Кроны некоторых из них причудливо обработаны ветрами. Внутренняя площадка Замковой горы засыпана в 60-е годы. Тогда на городище действовал городок аттракционов, остатки которого кое-где попадаются на горе. Посадка придает городищу вид парка, которому, впрочем, не хватает ухода.

Особенно красиво на Замковой горе весной, когда глаз радуют свежие и сочные краски зелени и чистая голубизна воды и небес. Красиво также осенью, когда зеленый цвет уступает место буйству теплых тонов, контрастирующих с пронзительно синими и свинцово-серыми тонами водных просторов. Здорово прийти на городище утром, чтобы увидеть, как багряный солнечный диск медленно выползает из-за силуэтов храмов, или вечером, когда предзакатная багряная дорожка ложится на озеро Дривяты. Запомнится и прогулка тихой летней ночью, осененная иллюминацией крестов костела и мерцанием звезд, до которых, кажется, рукой подать. Постепенно засыпает городок, гаснут огоньки домов, отраженные в черном зеркале озера Новяты, утихают вездесущие машины, и Замковую гору обволакивают тишина и покой, имеющие тут особый неповторимый аромат…

Константин Шидловский, краевед, http://www.belvirtclub.ru/