Важную часть культуры каждого общества занимают погребальные традиции. В ритуальной практике возведение безалтарных храмовых построек в честь умерших и для проведения неканонических обрядов зародилось еще во времена Древнего Рима.  А на землях Киевской Руси разновидность кладбищенской часовни – “божонка” – была упомянута в летописи под 1109 г.: “преставилась Евпраксея, дочь Всеволода… и положена была в Печерском монастыре… и сделали над ней божонку, где лежит тело её”. На территории Беларуси в XIX веке часовни, или каплицы, довольно часто возводились представителями знатных родов в память о предках.

Каменные кружева памяти 1
Эпоха романтизма оказала заметное влияние не только на развитие литературы, философии, музыки и живописи, но и на характер архитектурных сооружений. Именно в этот период получают распространение неоготические часовни-усыпальницы, которые можно подразделить на несколько типов: однопролетные, квадратные в плане часовни, и многопролетные, имеющие прямоугольную либо иную симметричную форму плана, как например, восьмигранник в часовне Неселовских (дер. Сервеч Гродненской области), построенной в 1851 году.

В появлении подобных сооружений немалую роль сыграл такой принцип: если шляхтич финансировал постройку храма в городе, его потом там и хоронили. Если же он жил в загородном имении, там, как правило, и возводилась родовая усыпальница. Другими словами, часовни были важной частью усадебных комплексов, поэтому их архитектуре уделяли столько внимания.

Большинство часовен-усыпальниц, уцелевших до наших дней, выстроено из камня либо кирпича, при этом в ряде случаев присутствует перекрытие нервюрными сводами и украшение фасадов филигранными декоративными деталями, а углы завершаются миниатюрными башенками-пинаклями. По своим размерам часовни также бывают весьма разными.

Каменные кружева памяти  2Часовня рода Ожешко

Одним из наиболее характерных примеров довольно крупных сооружений данного типа является часовня-усыпальница рода Ожешко, построенная в 1849 году архитектором Франциском Ящольдом в деревне Закозель Брестской области. Она отличается наиболее сложной кровлей, традиционные восемь скатов здесь совмещены с четырехгранным шатром, увенчанным шпилем. В ее стилистике отчетливо видно английское влияние, особенно в интерьере, где присутствует искусно выполненная штукатурная имитация сложного звездчатого свода со свисающим замковым камнем и множеством дополнительных нервюр, образующих причудливый орнамент, подобный кружеву.

Каменные кружева памяти  3Элиза Ожешко

Эта часовня выстроена из кирпича и оштукатурена, а ее фасады дополнительно декорированы отлитыми из металла геральдическими щитами. Каждый из ее четырех фронтонов украшен пятью стрельчатыми арками, причем, две боковых арки представляют собой ниши, а три центральных – оконные проемы. К центру фронтона высота этих арок увеличивается. Кстати, подобный композиционный прием также характерен для английской ланцетовидной готики.

В углах стрельчатых ниш часовни раньше стояли скульптуры евангелистов (не сохранились), а окна были заполнены цветными витражами в ажурных рамах. Стрельчатый входной портал, был  в верхней части декорирован круглыми гербами рода Ожешко, выполненными из чугунного художественного литья.

Часовня и сегодня, несмотря на полуразрушенное состояние, впечатляет гармонией форм и выразительной динамичной композицией. Под каплицей располагалась крипта с захоронениями владельцев, вход в которую освещался двумя фонарями, установленными на деревянных столбах. Сравнительно недавно археологи обнаружили там останки былых обитателей имения, детали интерьера, бронзовое литье, а также три фрагмента слуцкого пояса с растительным орнаментом.

Каменные кружева памяти  4Готические своды часовни рода Ожешко

В усыпальнице в преспективе планируется открыть Музей белорусских шляхетских родов этого региона. Место выбрано не случайно, ведь поблизости, в парке пейзажного типа, находятся руины усадебного дома рода Ожешко, представители которого занимали ряд важных должностей в Великом Княжестве Литовском и Речи Посполитой.

Усадьбу часто посещала известная писательница, активная участница национально-освободительного движения в Беларуси Элоиза Ожешко (до замужества — Павловская, 1841-1910 гг.), подписывавшаяся также псевдонимом Габриэла Литвинка. А в небольшом потайном помещении высокого шпиля часовни, согласно преданию, скрывался от преследования царских жандармов один из руководителей восстания 1863 года, генерал Ромуальд Траугутт.

Каменные кружева памяти  5

Несколько иную архитектурную тенденцию иллюстрирует часовня-усыпальница в усадьбе Плятеров, возведенная в 1858 году. Она находится в небольшой деревне Ахремовцы, расположенной в Браславском районе на Витебщине, на берегу живописного озера Дривяты. Неоготическое сооружение среднего размера из красного кирпича находится прямо у трассы и соседствует с католическим кладбищем. Главный фасад, завершенный ступенчатым фронтоном, фланкирован башенками-пинаклями, увенчанными металлическими шпилями, напоминает кирпичные фасады средневековых зданий Любека и Ростока. В плане часовня прямоугольная с трапециевидной апсидой.

Есть на что подивиться в Ахремовцах и помимо часовни. В частности, на парк «Бельмонт», являющийся памятником садово-паркового искусства и заложенный во второй половине XVIII – начале XIX века.  Ранее парк примыкал к двухэтажному каменному дворцу, возведенному во второй половине XVIII века Гильзенами, которым принадлежало имение. В конце XVIII века хозяином дворца стал известный в свое время авантюрист, итальянский граф Николай Мануцци, хорошо знавший последнего короля Речи Посполитой – Станислава Августа. Существует даже версия, что наследник графа на самом деле был внебрачным сыном монарха.

Каменные кружева памяти  6Часовня в Ахремовцах

А во время войны 1812 года в Бельмонтском дворце располагалась ставка командующего 1-й Западной армии Барклая де Толли. В это же время здесь побывал Александр I, затем на 3 дня останавливался французский маршал, неаполитанский король Мюрат. Отсюда он вел активную переписку, в том числе и с Наполеоном, а также сочинил несколько стихов, которые позднее были положены на музыку. Согласно преданию, Мюрата задержали в Бельмонтах романтические отношения с хозяйкой имения Констанцией Плятер. Кстати, к одной из ветвей рода Плятер принадлежала и легендарная революционерка Эмилия Плятер – белорусская Жанна д’Арк, воспетая Адамом Мицкевичем в стихотворении «Смерть полковника».

Каменные кружева памяти  7

Еще один знаменитый род – Свенторжецких – фигурирует среди перечня дворянских семей Виленской, Минской, Могилевской, Витебской и Смоленской губерний. Среди участников восстания 1863-1864 года известны четыре представителя данной фамилии, трое из которых были из тогдашней Минской губернии, где и успели оставить после себя не только богатые воспоминания, но и достойное архитектурное наследие.

После подавления восстания 1863 года многие его участники попали под суд: некоторые были казнены, некоторых сослали в Сибирь или во внутренние губернии России. Так, в феврале 1864 года за участие в подготовке революционной организации в Минске были сосланы на жительство в город Чембар Пензенской губернии под строгий полицейский надзор Анна и Чеслав Свенторжецкие. Сын их, Болеслав, после разгрома его отряда бежал сначала в Москву, а оттуда по поддельному паспорту за пределы России, в Париж.

Каменные кружева памяти  8Богушевичи

По приказу генерал-губернатора Муравьёва, прозванного «вешальником», в отместку за участие в восстании усадьба Свенторжецких в местечке Богушевичи была сожжена. Лишившись всего у себя на родине, Болеслав не обрел покоя и на чужбине. Через год после описанных событий он потерял, возможно, самого близкого ему человека – свою жену Лауру, скончавшуюся во Франции 25 мая 1864 года. А еще через два месяца, 22 июля, в ссылке умер его отец.

Несчастный Болеслав, вконец утратив душевный покой, окончил свои дни, застрелившись из пистолета. Дочь Свенторжецких София так и не вернулась на родные белорусские земли, а проживала в Венеции. По тем временам она считалась одной из крупнейших землевладелиц губернии, ведь в ее распоряжении находилось 38 751 десятин земли, которые впоследствии были распроданы по суду за долги отца: накануне восстания Болеслав Свенторжецкий одолжил огромную сумму денег у соседей-помещиков, которая и была взыскана с его дочери после продажи имений.

Каменные кружева памяти  9Часовня в Богушевичах

В октябре 1863 года прихожане местечка Богушевичи обратились к Минскому архиепископу Михаилу с просьбой передать им в пользование вместо сгоревшей в 1862 году приходской церкви «каплицу», находящуюся в саду бывшей усадьбы помещика Свенторжецкого. Свою просьбу они мотивировали тем, что «каплица эта построена трудами и почти собственными средствами прихожан во время нахождения их в крепостной зависимости». Просьба о передаче часовни православному приходу была удовлетворена.

Одной из причин в пользу такого решения был тот факт, что перед восстанием Болеслав Свенторжецкий использовал строение как склад для хранения оружия. К сожалению, у новоиспеченных владельцев средств на реконструкцию часовни не оказалось. Так и продолжает ожидать этот архитектурный шедевр, пока его окончательно приведут в божеский вид.

Сама по себе эта усыпальница (костел Божьего Тела), входившая в состав паркового ансамбля Свенторжецких, очень необычна по своему объемно-пространственному решению. Это пример центрической планировочной композиции, достаточно редкой для зданий неоготического стиля эпохи историзма.

Каменные кружева памяти  10

Сооружение имеет план в форме правильного шестиугольника, углы которого укреплены контрфорсами, возвышающимися над коньками кровли и завершенными небольшими шпилями-фиалами.

С востока к постройке примыкает прямоугольная апсида, а с запада – также прямоугольный притвор, с главным порталом стрельчатого очертания. Здание увенчано шестигранной башенкой, завершенной шатром и прорезанной стрельчатыми оконными проемами, возведенной в центре двенадцатискатной кровли на шести фронтонах.

Примечательно, что часовня располагается на территории древнего городища милоградской и зарубинецкой культур, дополнительно подтверждающего историко-культурную исключительность местечка.

И наконец, часовня-усыпальница в Грушевке или, как её именовали ранее – Грашовке (Брестская область), поражает и размерами, и суровой красотой. Главный вход оформлен стрельчатым порталом в ступенчатой прямоугольной нише. Фасад завершает высокий остроугольный щипец, увенчанный крестом.  Боковые фасады завершены лепным ромбовидным фризом, окна большие стрельчатые с готическими переплетами. Интерьер свода украшен сплетениями нервюр. Апсида декорирована утонченной накладной стрельчатой аркатурой.

Каменные кружева памяти  11Часовня в Грушевке

Сооруженная в 1910 году на месте внезапной смерти магната Юзефа Рейтана, часовня выглядит как настоящий готический храм. На Юзефе оборвался старинный род, поэтому над его гробом по традиции разломали родовой герб и атрибуты рыцарского звания. А попали Рейтаны в Беларусь еще в конце XVII века, когда король Ян III Собеский подарил имение краковскому рыцарю Рейтану, который особо отличился в битве с турками и татарами под Веной. Так одна из ветвей рода осела в Беларуси.

Первым владельцем Грушевки был Михаил Казимир Рейтан, передавший фольварок в наследство своему сыну Доминику, который стал потом видным государственным деятелем. Он, в свою очередь, заложил тут оригинальный усадебный дом и дворик в стиле классицизма. Рейтаны были людьми предприимчивыми, владели кирпичным и винокуренным заводами, водяными мельницами и сукновальней, позднее занимались разведением английских лошадей, швейцарских и голландских коров.

Каменные кружева памяти  12Тадеуш Рейтан

Именно в Грушевке родился, умер и был похоронен «пан из Чёрной Руси» Тадеуш Рейтан, герой Разделительного сейма 1773 года, на котором утверждался 1-й раздел Речи Посполитой. Этот белорусский Дон Кихот был поистине неординарной личностью. Ярый патриот, он всячески пытался воспрепятствовать дроблению своей родины на части, прекрасно осознавая, в отличие от большинства тогдашней шляхты, что этот процесс приведёт лишь к упадку. Когда все возможные средства протеста были исчерпаны, Рейтан, добиваясь от Сейма противостояния разделу, не выпускал депутатов из зала заседаний — лёг перед выходом со словами: «Убейте меня, не убивайте Отчизну!». Этот акт отчаяния был запечатлён на полотне великого польского художника Яна Матейко «Рейтан. Упадок Речи Посполитой».

В 1932 году в Грушевке был установлен памятник самоотверженному магнату, однако до наших дней он не сохранился. Зато кроме усыпальницы уцелела и заложенная одновременно с ней лиственничная аллея длиной 110 метров.

Каменные кружева памяти  13

Любопытно, что в 1991 году в восстановленном костеле в Ляховичах повесили колокол с грушевской часовни – единственную уцелевшую реликвию из собрания Рейтанов. Она была спасена в годы последней войны местным жителем, грушевским конюхом. Сама же Грушевка с недавних пор находится под опекой волонтёров, организующих творческие пленэры и стремящиеся предотвратить окончательный упадок родового гнезда достославной шляхты.

В целом, окидывая взором именно ту часть архитектурного наследия, которая связана с погребально-ритуальной практикой, невольно вспоминается фраза из популярной песни: «Что-то с памятью моей стало…». И на самом деле, похоже, что нечто нехорошее произошло с нашей культурно-исторической памятью, поскольку целый ряд уникальных памятников данного профиля, обладающих высокой художественной ценностью, на сегодняшний день находятся в аварийном состоянии и уже очень давно ждут серьезной реставрации.

Ирина Шумская, культуролог.