Для многих европейцев Беларусь в настоящее время предстает в образе «последнего оплота социализма», а между тем в период Средневековья у неё был совсем другой, более возвышенный имидж – «страны замков». Именно замковые и иные оборонительные сооружения встречались на белорусских землях почти через каждые 20-30 км пути. Современные туристы, особенно из соседних государств, наслышаны о роскоши и величии недавно отреставрированных Мирского и Несвижского замков,  и охотно наносят туда визиты. Но помимо двух этих популярных достопримечательностей, в стране сохранилось немало иных, не менее интересных и поистине легендарных архитектурных шедевров прошлого.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 1

В целом, само понятие «замок» не всегда имело одинаковое значение. В древних городах замком часто называли укрепленное место, являвшееся крепостью и служившее для защиты жителей от неприятеля. Замками также именовали все виды укреплений или резиденций знатных людей. Дворцово-замковая культура, основные традиции которой перенимались с Запада, на белорусских землях получила особое развитие в период существования Великого Княжества Литовского и, позднее, I Речи Посполитой. Основная часть такого рода достопримечательностей сохранилась на территории бывшей Западной Беларуси, а точнее в Гродненской и Брестской областях.Заочный экскурс по замковым сооружениям мы начнём с территории Понеманья, или, другими словами, той части современной Гродненской области, связанной с рекой Неман, которая в древности именовалась Чёрной Русью и Литвой.

Последнее название сохранялось в обиходе вплоть до ХХ столетия, поскольку именно там зарождалась, переживала расцвет и приходила в упадок первая весьма масштабная и достаточно жизнеспособная «версия» европейского союза наций и государств – Великое Княжество Литовское, Русское и Жемойтское, зачастую для простоты именуемое просто Великим Княжеством Литовским (ВКЛ) либо Литвой.

Подчеркнём, что к современной Литве оно имеет лишь опосредованное отношение, ведь её тогдашние земли (Жемайтия и Аукштайтия) никогда не имели ключевого значения в данном государственном формообразовании, да и роль основного языка делопроизводства и межнационального общения в ВКЛ выполнял именно старобелорусский язык.

Несмотря на то, что принадлежность лавров первенства в отношении Великого Княжества в наши дни усиленно оспаривают не только современные литовцы, но и поляки, историческая правда убедительно показывает, что ядро тогдашнего могущественного государства было заложено все-таки предками нынешних белорусов.

Ныне областной центр, а ранее важный оборонительный, культурный и торговый пункт так называемой Чёрной Руси, город Гродно возник из небольшой крепости на территории расселения славянского племени дреговичей. Эта крепость, первоначально имевшая вид земляных укреплений с частоколом и специальными срубами, постепенно перестраивалась и превратилась в мощный замок, который сегодня называют Старым.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 2

Гродненский замок

В XIII-XIV веках овладеть гродненским замком неоднократно и безуспешно стремились крестоносцы Мазовии, Тевтонского и Ливонского ордена. Даже английские рыцари специально переправлялись через Ла-Манш, чтобы «под знаменем святого Георгия» — покровителя всех крестоносцев — испытать судьбу под неприступным замком, известным всей рыцарской Европе.

Распри между двумя амбициозными родственниками – князем Великого Княжества Литовского Витовтом и ставшим на тот момент польским королём Ягайлой – в 1390 г. привели под стены Гродно новую беду: замок, которым владел Витовт, 50 дней выдерживал осаду королевского войска и был повреждён.

Спустя восемь лет сильный ночной пожар обратил замок в пепел. После этого решено было в дальнейшем деревянных укреплений не строить. На пепелище вырос новый, каменный замок, на долю которого также выпало немало испытаний.

Уже в 1402 г. крестоносцы проверили его на прочность, и он с достоинством выдержал все штурмы. И немудрено, ведь для своего времени он был исключительно мощным сооружением. Замок с пятью башнями возвели по периметру горы, и его стены, толщина которых местами достигала трех метров, образовывали неправильный треугольник. 50-метровый сухой ров отделял замок от города.

В 1540 году город Гродно получил королевскую привилегию в виде Магдебургского права. Этот факт, среди прочего, предполагал, что у города должен был появиться свой герб. Основой для изображения герба стал скачущий олень, между ветвистых рогов которого сияет золотой крест. Между прочим, этот герб до сих пор является официальным символом города, а с его появлением связано любопытное предание.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 3

Старый замок в Гродно

Якобы жил некогда в этих краях бесшабашный рыцарь по имени Губерт. Праведностью и благочестием он не отличался, а из всех развлечений предпочитал охоту. И вот однажды, именно на охоте, с рыцарем случилось нечто невероятное, что в корне изменило всю его жизнь. Выслеживая в лесу оленя невиданной красоты, Губерт, уже предвкушал скорую добычу, но вдруг олень застыл посреди поляны, словно вкопанный, а меж его рогов заблистал золотой крест.

Испуганный рыцарь принял это видение за Божье знамение, спешно прервал охоту и вернулся домой в глубоких раздумьях. Последние привели к тому, что вскоре бывший гуляка раздал своё состояние бедным, а сам стал священником, ежедневно и неустанно молящимся за спасение всякой живой души.

Существовал ли такой рыцарь на самом деле, нам неведомо, но вот то, что город Гродно облюбовал в качестве своей резиденции другой, воистину доблестный воин, неоспоримо. Речь идёт о великом полководце венгерского происхождения, имя которого заставляло трепетать даже Ивана Грозного.

Иштван Батори, он же Стефан Баторий. Ему, князю Трансильвании, великому князю литовскому и королю тогдашней Речи Посполитой, настолько приглянулся город, что он не упускал повода задержаться тут вновь и вновь. Поговаривают, что была и другая причина для таких визитов – в Гродно Стефан Баторий, с одной стороны, укрывался от взора поднадоевшей и бывшей старше его на десять лет супруги Анны, с другой – находил усладу в объятиях своей новой пассии – дочки лесничего, родившей ему сына.

Именно в Гродно монарх встретил не только любовь, но и внезапную смерть, точная причина которой до сих пор остается загадкой. Удивительно, что в своём завещании Стефан Баторий пожелал быть похороненным именно в городе над Неманом. Однако судьба распорядилась иначе: его останки были перенесены в польский город Краков, где на знаменитом Вавельском холме покоятся короли Речи Посполитой.

В период трагической войны 1654-1667 годов гродненский замок был полностью разрушен беспощадными войсками Московского княжества. По распоряжению городского старосты замок восстановили, но в начале XVIII века, во время Северной войны, его стены вновь подверглись испытаиям.

В январе 1706 г. шведские войска Карла XII внезапно появились под Гродно и блокировали находившиеся здесь на постое русские войска. В отсутствие царя руское командование не решилось дать шведам сражение. После долгих споров было решено дождаться ледохода и, прикрывшись от противника плывущим льдом, отступить на юг.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 4

Старый замок

В апреле того же года, в день православной Пасхи, русский генерал-фельдмаршал Г. Б. фон Огильви дал старт военной операции. В этот день лёд на Немане уже «шёл с великой силой». В войсках осталось лишь по одному трехфунтовому орудию на батальон. Все остальные пушки русские солдаты побросали в Неман. Наиболее вероятно, что это делалось с моста, который в то время находился между Старым и Новым замком. Было затоплено не менее 65 пушек, благодаря чему армии удалось оторваться от шведов и благополучно уйти на Украину.

Позднее разгневанный от потери значительной части своей артиллерии Пётр I неоднократно отдавал распоряжения поднять со дна затопленные в Гродно орудия. Но задача оказалась не из лёгких. Во-первых, у отряда князя Голицына, которому это было поручено, элементарно не хватало ни опыта, ни ресурсов для подобного рода работ. Во-вторых, неожиданно выяснилось, что часть пушек каким-то неимоверным способом уже извлечена из вод Немана и …успешно продана на «чёрном рынке» смекалистыми местными жителями. Казалось бы, с момента затопления пушек не прошло и года, но – как говорится, кто не успел, тот опоздал.

В середине XVIII века по проекту архитектора из Саксонии напротив Старого гродненского замка вырос Новый, теперь уже дворец, ставший летней королевской резиденцией польских королей и великих князей литовских. На первом этаже находилась стража, кладовые, канцелярия, сокровищница и архив. Второй этаж дворца занимали королевские покои, богато украшенные шлифованным гипсом, каменной резьбой и изразцами, с окнами с тонкими наличниками и полами, выложенными керамическими и мраморными плитками.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 5

Новый замок в Гродно

Самым значительным историческим событием, произошедшим во дворце, стал последний сейм Речи Посполитой в 1793 году, на котором был утвержден очередной раздел этого государства между Россией и Пруссией.  После присоединения Гродно к Российской империи новые власти устроили во дворце госпиталь, казармы и даже офицерский клуб, а Старый замок поневоле начал нести лишь вспомогательную функцию. Тем не менее, оба замка, наряду с  фрагментами оборонительных стен, княжеских покоев, мостом, замчищем и словно застывшей на краю обрыва уникальной Коложской церковью оборонительного типа, сегодня входят в число главных достопримечательностей самого прозападного города Беларуси.

Исторически сложилось так, что район, находившийся у подножья Замковой горы, получил название Подзамче, как и одноименная улица, которая с набережной вела к монастырю. Другая улица, серпантином спускавшаяся от Замковой вниз к Городничанке – носила название Старозамковая.

Но с годами на Старозамковой не осталось ни одного жилого дома, и это название перестало существовать. А живописная набережная реки Неман, на которую взирают стены обоих замков, была обустроена еще в 30-е годы прошлого столетия. Тогда же появилась и лестница между замковыми холмами, получившая название «Лестницы любви», ведь здесь так любят устраивать романтические свидания молодые пары.

Нельзя обделить вниманием и еще одно любопытное сооружение в Гродно, выполнявшее некогда роль фамильного дворца одного из белорусских магнатов. Это находящийся неподалёку от обоих замков …пивзавод. А дело было так – после того, как дворец в силу ряда обстоятельств перестал использоваться по прямому назначению, его облюбовали местные купцы и задействовали в качестве склада, пока в городе не появился один предприимчивый австриец – Йозеф Кунц.

По его инициативе в 1877 году здание преобразовали в пивоварню, где в  котельной размещались паровые котлы (сохранились до сих пор!), а в огромных подземельях бывшей обители магнатов стояли бочки, в которых происходил процесс ферментации янтарного напитка. Позже завод пережил целый ряд реконструкций и смен собственников, последний из которых намерен возродить традиции гродненского пивоварения и вдохнуть новую жизнь в старинное здание.

Вообще, многие гродненские достопримечательности, а в особенности – таинственные подземелья представляют собой не только отличный плацдарм для искателей приключений, но и весьма перспективный, хотя и пока неосвоенный объект инвестиций.

Среди старожилов Гродно бытует легенда, что когда-то в городе существовал подземный ход под рекой Неман. В XIX веке якобы один из исследователей гродненской старины нашел его и с факелом спустился глубоко под землю, но дальше пройти не смог, так как ход к тому времени был затоплен водами реки. Следов колодцев и подземных ходов современными археологами пока не найдено, но это, однако, не значит, что их вовсе не существовало. Во всяком случае, местные знатоки полтергейста явно убеждены в обратном.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 6

Кстати, в пятнадцати километрах от Гродно, между деревнями Вертелишки и Озеры, рядом с дорогой, которая получила название Смоленской, находится пресловутая Лысая гора. Место, где, по преданию, ведьмы собирались на шабаш, расположено на возвышенности в лесном массиве. Узнать его несложно – трасса круто уходит влево, образуя зигзаг.

Далёкие предки белорусов сделали это с умыслом: как бы чего плохого в дороге не вышло. А около вышеупомянутой деревни Озёры расположено ещё одно мистическое место – Чёртово озеро. Вода в нём чистейшая, но чёрная – из-за торфяных залежей. В ближайших окрестностях не обитают ни животные, ни птицы. Лишь редкие исследователи да неутомимые искатели сокровищ Наполеона периодически наведываются сюда, ведь, по слухам, Чёртово озеро – одно из наиболее вероятных мест их захоронения этого клада…

Однако поскольку нас в первую очередь интересуют всё-таки замки, мы направимся на северо-восток от Гродно, чтобы изучить следующий важный форпост на территории Великого Княжества Литовского. Он был заложен в городе Лида в 1323 году по приказу князя Гедимина.

Строительство замка продолжалось в течение пяти лет с использованием новейших по тому времени достижений фортификационной техники. На южной стене замка до наших дней сохранились древние бойницы. Они предназначались для стрельбы из луков и арбалетов, а позже – и из легкого огнестрельного оружия.

Археологические и письменные источники свидетельствуют, что на нижнем этаже башни находилась тюрьма, выше – суд и архив. Жилые помещения занимали верхние этажи. Лестница для подъема располагалась в толще стены.

В замок вели три входа: два с восточной стороны и один с южной. На территории замка находилась церковь, жилые и хозяйственные постройки.

Вообще-то, если верить гипотезе историка Адама Киркора, Лида была столицей отдельного княжества на границе славянских и балтских земель, а князь Гедимин велел строить замок на месте уже существовавших ранее укреплений. И эта версия представляется весьма достоверной.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 7

Лидский замок

За века своего существования Лида и ее замок не раз отбивали приступы врагов. В частности, зимой 1394 года на город напали крестоносцы. В походе приняли участие английские рыцари во главе с графом Бэдфордом, а также французский отряд. Однако захватчики остались ни с чем: жители сами сожгли свои дома и, закрывшись в замке, мужественно отразили все вражеские штурмы.

К слову, героическая борьба местного населения с крестоносцами вдохновила выдающегося композитора Константина Горского (между прочим, уроженца славного города Лида!) на создание одной из самых загадочных опер современности под названием «Маргер».

В конце XIV века по соседству с замком в юрте проживал изгнанный из Золотой Орды хан Тохтамыш – потомок легендарного Чингизхана, скрывавшийся на белорусской земле от грозного Тамерлана.  А с 1434 по 1443 год замок стал прибежищем для еще одного изгнанника – Довлет-Хаджи Гирея, который с помощью Великого Княжества Литовского смог стать ханом перекопских татар.

Как и всякий старинный замок, Лидский не обходится без своих уникальных легенд. Одна из них гласит, что когда-то сюда пришли девять монахов-францисканцев проповедовать христианство. Но местные жители-язычники, отвергая новую религию, убили незваных миссионеров и сбросили тела в яму у замка. На этом месте выросли стройные сосны. Со временем лидчане всё же приняли христианство. Сосны никто не рубил. Но однажды крестьянин отсек ветку, и из нее выступила кровь. С той поры уже ни один человек не осмеливался поднять руку на эти деревья.

Другая легенда связана с рыцарями-захватчиками, которые в декабре 1394 года осадили цитадель. Обороной командовал князь Дмитрий Корибут. Он велел своим воинам защищать укрепление до последней капли крови, а сам сбежал через потайной ход. Все дружинники честно сложили головы в бою. С тех пор их призраки бродят по старинным галереям замка.

А вот уже не легенда, а подлинный исторический факт – в 1422 году в замковых залах пировали по случаю бракосочетания 71-летнего короля Ягайло с 17-летней Софией Гольшанской, ставшей его четвёртой женой. Само бракосочетание состоялась в Новогрудке, но отмечать его приехали именно сюда – в Лидский замок.

Пир стоял горой! Молодая и весёлая девушка своей энергичностью раздражала престарелого мужа, и он даже советовался со своим сватом Витовтом, как можно молодую супругу «утихомирить». Оба не придумали ничего лучшего, чем давать юной королеве меньше еды. Несмотря на то, что невеста годилась мужу во внучки, впоследствии она смогла сделать то, чего не сделала ни одна из трех предыдущих жен: родила ему троих сыновей – Владислава, Казимира  и Казимира-Андрея. В дальнейшем многочисленные потомки белорусской княжны стали представителями целого ряда правящих королевских династий Европы.

В 1590 город Лида получил Магдебургское право. Кроме традиционных, город удостоился и дополнительных прав, касавшихся торговли: было разрешено проводить две большие ярмарки, приуроченные к праздникам, и обыкновенные – каждую субботу. Получение Магдебургского права влекло за собой и определенные обязанности. В частности, горожанам было велено построить ратушу, школу, мосты, выложить улицы каменной брусчаткой. Город заметным образом преобразился но, к сожалению, спокойная жизнь там длилась недолго, ведь Лида по-прежнему оставалась лакомым куском для захватчиков.

В 1659 году российский воевода Хованский бросил 30-тысячную армию на осаду Лидского замка. К тому времени уже был взят штурмом Несвижский замок, без боя сдался Новогрудский замок, и только Лидский оказал достойное сопротивление. Захватчики подожгли его и засыпали колодцы.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 8

Развалины Лидского замка

А во время Северной войны в 1702 году войска шведского короля Карла XII разрушили все, что чудом уцелело после предыдущего пожара. С тех пор замок потерял свой оборонительный статус, хотя ещё и в 1794 году его по прямому назначению (то есть в качестве укрытия) использовали участники восстания под руководством Тадеуша Костюшко.

Гродненский и Лидский замки. Молчаливые хранители западных рубежей 9
Лидский замок

Попытки реставрации замковых стен предпринимались в Лиде не единожды. Последняя реконструкция замка, проведенная уже в текущем столетии, вызвала множество критических откликов как в среде специалистов, так и от лица простых горожан.

Тем не менее, замок был и остается главной достопримечательностью города, а любители исторической реконструкции регулярно оживляют дух Средневековья при организации рыцарских турниров и тематических театрализованных представлений на фоне могущественных многовековых стен.

Всего же, в рамках действующей государственной программы «Замки Беларуси» задекларировано восстановление 38 замков, дворцов и замчищ по всей республике. Что из широкого спектра задуманного удастся реализовать – покажет время.