21 февраля 1918 г. в Смоленске решением Облискомзапа был образован штаб Западного фронта в составе А.Ф. Мясникова (главнокомандующий), П.Ирова, М.И.Колмановича, К. Четырбока, П. Козлова и Н.И.Кривошеина, который стал высшей военной властью на фронте и на не оккупированной территории Западной области. Однако реальное военное руководство вооруженными силами, противостоящими наступавшим немецким войскам в направлении Гомель – Бахмач и Гомель – Брянск, осуществлял организованный в феврале 1918 г. штаб Западного фронта по борьбе с контрреволюцией, который возглавил командующий 1-м Минским революционным отрядом Р.И. Берзин. В состав этого фронта, преобразованного в конце марта 1918 г. в Брянскую группу отрядов завесы, входили 1-я, 2-я и Особая армии, а также Сводный морской отряд, который был сформирован в Петрограде в начале января 1918 г. в составе более 200 моряков флотских частей Петроградского гарнизона и Гельсингфорса, вооруженных четырьмя орудиями и 16 пулеметами. Командиром отряда был назначен член РСДРП (б) с 1905 г. Л.Я. Угрюмов. 16 января 1918 г. Сводный морской отряд был направлен на подавление мятежа 1-го польского корпуса и после прибытия в Могилев вошёл в состав Группы революционных войск под командованием И.И. Вацетиса. 30-31 января отряд в составе этой группы принимал участие в подавлении мятежа и в освобождении г. Рогачев, а в феврале стал основой для формировавшегося Рогачевского отряда, начальником которого был назначен Л.Я. Угрюмов.

В этот же день Всебелорусский съезд обратился к народам Беларуси с Первой уставной грамотой, в которой объявил себя временной властью. Также съезд сформировал правительство – Исполком Народного Секретариата Беларуси, председателем которого и министром иностранных дел стал один из лидеров БСГ И.Воронко. Также в составе правительства были 14 секретарей, которые представляли БСГ, социалистов-революционеров (эсеров) и еврейские социалистические организации. Однако оккупировавшие Минск немцы рассматривали Беларусь как часть российской территории, поэтому они заняли здание Народного Секретариата, сняли с него национальный флаг, провели обыск и конфисковали кассу.

Несмотря на это, в Минске 9 марта 1918 г. на расширенном заседании Исполкома Всебелорусского съезда была принята Вторая уставная грамота к народам Беларуси, в которой было провозглашено образование Беларуской Народной Республики (БНР) в пределах расселения и численного преобладания беларуского народа. Исполком Народного Секретариата Беларуси был переименован в Раду БНР, президиум которой возглавил И. Середа. Грамотой декларировались демократические права и свободы, отменялось право частной собственности на землю, устанавливался 8-часовой рабочий день. Рада Всебелорусского съезда провозгласила себя Радой БНР, в состав которой вошли представители национальных политических партий и объединений, российских социалистических партий.

Тем временем немецкие войска, после непродолжительного отдыха в Минске, продолжили движение в сторону Москвы и за 18-20 часов продвинулись на 117 верст. Ввиду опасности военного разгрома и утраты советской власти, правительство РСФСР еще ночь на 19 февраля спешно телеграфировало в Берлин о готовности СНК без промедления подписать мир на условиях, выдвинутых Германией 10 февраля, но германское командование предпочло продолжить наступление до получения официального письменного подтверждения присланной телеграммы. На следующий день СНК одобрил ночную телеграмму и призвал все местные советы и войсковые организации приложить максимум усилий к воссозданию армии. Вместе с тем правительство Советской России не отдало никакого распоряжения хотя бы о приостановлении объявленной демобилизации расформирование воинских частей русской армии продолжалось.

В это время германские военные отряды приближались к Пскову, где был штаб Северного фронта и находились большие склады военного имущества, боеприпасов и продовольствия. Псков был объявлен на осадном положении, но вечером 22 февраля немецкий отряд численностью около 200 человек овладел городом без боя. В этот же день были захвачены Юрьев и Ревель. Таким образом, прорыв, который не удался мощной группировке генерал-фельдмаршала фон Гинденбурга в 1915 г., осуществили небольшие германские отряды, скорость продвижения которых ограничивала преимущественно пропускная способность российских шоссейных и железных дорог.

После захвата Пскова, Юрьева (Тарту) и Ревеля (Таллина) немцы согласились на продолжение переговоров и делегация Советской России прибыла в Брест-Литовск, где 3 марта (18 февраля) 1918 г. подписала мирный договор с делегациями Германии, Турции, Австро-Венгрии и Болгарии, причем на более тяжких условиях, чем предлагалось немцами 10 февраля. По его условиям западная граница Советской России с Германией прошла вдоль линии Рига – Двинск – Друя – Дрисвяты – Михалишки – Дзевилишки – Докудова – р.Неман – р. Зельвянка – Пружаны – Видомля, далее по территории Беларуси вдоль линии Видомля – р. Западный Буг у впадения р. Нарев – Янов – Брест-Литовский – Влодава – западная граница Украинской Народной Республики (УНР) с Германией, а от Видомля начиналас южная граница Советской России с УНР. Причем, так как Беларусь на переговорах не была представлена, то эта линия устанавливалась без учета ее интересов. В частности, на российско-украинских переговорах делегация УНР требовала провести демаркационную линию в пределах Минской губернии от оз. Выгоновское по р. Щара, далее вдоль линии Любашево – Круговичи – Локтыши – Чепели – Погост – Уречье – Пасеки – Слуцк – Боровая – Новы Степ, в пределах Могилевской губернии – р. Днепр, от пункта в четырех верстах выше Жлобина, далее – по линии Рачин – Шепотовичи – р. Сож – по р. Сож до р. Беседь – Святск.

Границы БНР и БССР.  Ч.2. 1

Такие действия украинской стороны, особенно претензии на территории, где преобладало белорусское население, вызвало резкий протест со стороны деятелей белорусского национального возрождения и в апреле 1918 г. в Киев прибыла официальная делегация БНР в составе А. Цвикевича (председатель), профессора М. Довнар-Запольского и С.Рак-Михайловского. 13 апреля начались переговоры делегации с комиссией министерства иностранных дел УНР во главе с А.Лихнякевичем. в ходе переговоров стороны признали, что линия границы должна определяться по этнографичному принципу, который в случае необходимости мог бы дополняться экономической целесообразностью. Однако смешанный состав населения приграничных территорий и этническая близость двух народов очень усложняли решение этого вопроса и переговоры проходили напряженно. Кроме того, делегация БНР сразу же заявила, что не признает северную границу УНР, заявленную на Брестских переговорах, так как делегация БНР не принимала в них участия. Также делегация БНР заявила резкий протест против введения украинской администрации на спорных территориях – части Новгород-Северского и Гомельского уездов Черниговской губернии, южных волостях Мозырьского, Кобринского и Брестского уездов Гродненской губернии, расценив это, как аннексию белорусских земель. В ходе переговоров стороны долго не могли прийти к согласию даже относительно определения исходных точек границы. Так, белорусская делегация отказывалась признавать озеро Выгоновское за исходную западную точку границы, мотивируя это тем, что она была установлена на Брестских переговорах без участия представителей Беларуси. Украинская делегация настаивала на своем, ссылаясь на условия Брестского мира, кроме того, за исходную точку границы на востоке она предлагала принять м. Мглин. Белорусская делегация возражала против этого, мотивируя, что Мглин чисто белорусский населенный пункт и предлагала считать такой точкой место впадения р.Судость в р.Десну около м. Гремячи.

Вскоре, воспользовавшись неопределенной политической обстановкой в Беларуси, УНР, с согласия германского командования, распространило свою власть на все южные районы Беларуси, даже на те, где украинцы не являлись большинством. Это привело к обострению отношений между БНР и УНР и переговоры были приостановлены, а в начале ноября и вообще прекращены, в результате чего вопрос о прохождении демаркационной линии между Беларусью и УНР так и не был решен.

Границы БНР и БССР.  Ч.2. 2Граница с Украиной и граница с УНР

15 марта 1918 г. Чрезвычайный IV Всероссийский съезд Советов РСФСР ратифицировал Брест-Литовский мирный договор и Западная Беларусь (Гродненская губерния и часть Виленской губернии с Вильней) отошла к Германии, центральная часть Беларуси (Минская губерния, часть Витебской и Могилевской губерний) осталась временно оккупированной территорией, а беларуское Подляшье с городами Белый, Яново, Терасполь, Кодень, Константинов, Немиров и Межречье, Берестейщина (Берестейский, Кобринский и Пружанский поветы) и Полесье (Драгичинский, Косовский, Лунинецкий, Пинский, Столинский, Мозырьский, Речицкий и Гомельский поветы) признавались за Украиной. Восточные районы Беларуси остались в составе РСФСР.

Однако Рада БНР не признала Брест-Литовский договор и 25 марта 1918 г. провозгласила независимость БНР, приняв Третью уставную грамоту, в которой указывалось, что: «Беларуская Народная Республики должна объять все земли, где живет и имеет численное преобладание беларуский народ, а именно: Могилёвщину, беларуские части Менщины, Гродненщины (с Гродно, Белостоком и др.), Виленщины, Витебщины, Смоленщины, Черниговщины и смежных частей соседних губерний, заселенных белорусами». Эти положения основывались на исследовании академика Е.Ф.Карского «К вопросу об этнографической карте белорусского племени», опубликованном им в 1902 г. в типографии Императорской Академии Наук в Санкт-Петербурге и составленной на основе этого исследования «Карте расселения белорусского племени», изданной Российской Академией Наук в 1917 г.

Границы БНР и БССР.  Ч.2. 3Задача по описанию границ БНР была поручена Комиссии международных дел и Стратегической комиссии, созданной при Народном Секретариате иностранных дел. Карту БНР планировалось разработать в 1918 г., но она была издана только в 1919 г. в оккупированном поляками Гродно в качестве приложения к брошюре профессора М. Довнар –Запольскаго «Асновы Дзержаўнасьці Беларусі». Напечатанная на русском, польском, английском, немецком и французском языках карта была представлена беларуской делегацией на мирной Конференции в Париже.

Согласно этой карты, граница БНР должна была быть установлена следующим образом:

1. С Россией: станция Корсовка железной дороги Петроград – Варшава (около 40 верстах севернее Режицы Витебской губернии); почти прямая линия до Великих Лук по территории Псковской губернии южнее Опочки и Великих Лук на 5 верст; далее – 5-10 верст южнее железной дороги Великие Луки – Ржев, по территории Смоленской губернии, где поворачивает на север по границе губернии; у местечка Рожня линия границы переходит на территорию Тверской губернии; по линии верст на 30-40 от границы губернии в направлении Ржева; в 10 верстах от Ржева граница круто сворачивает на юг, к верховью Днепра; по течению Днепра до пересечения его железной дорогой Смоленск – Вязьма; далее – широкой дугой, выпуклой к востоку, до пересечения железной дороги Смоленск – Сухиничи с границей Калужской губернии; по границе губернии до реки Десна; по течению реки до станции Городец, что в 25 верстах северо-западнее Брянска; далее – на юг, до реки Десна; по течению реки 80 верст до пересечения границы Украины, совпадающую с восточной границей Черниговской губернии.

Такое прохождение границы аргументировалось тем, что хотя Смоленские и Брянские земли в разное время были как в составе Великого княжества Литовского, так и в составе Московского государства, однако почти на всех картах XIX – начала XX в. этническая граница беларусов охватывала Смоленщину и западные районы Брянщины. Так, в «Списке населенных мест по сведениям с 1859 г.» указывалось, что среди населения Смоленской губернии беларусы преобладают по всей губернии, «особенно же беларусы распространены в уездах: Рославском, Смоленском, Краснинском, Дорогобужском, Ельнинском, Поречском и Духовщинском». Другие российские подобные издания также свидетельствовали, что «половина населения Смоленской губернии, действительно, относится к беларускому племени… и по общему своему естественному типу большая часть Смоленской губернии ничем не отличается от самых типических частей Белоруссии, с которой имеет больше сходства, чем с соседними губерниями».

2. С Украиной: от пересечения Десной границы Черниговской губернии по течению Десны 10 верст; далее – на запад до Днепра, в 30 верстах ниже впадения в него реки Сож у сел Любечь и Лушиво; по Днепру до границы Киевской губернии; по границе губернии до границы Волынской губернии; по границе губернии до ее стыка с границей Гродненской губернии; по границе этой губернии к Влодаве на реке Западный Буг – стыку границ Беларуси, Польши и Украины.

Профессор Е.Ф.Карский, немецкие и украинские специалисты считали, что граница, разделяющая территорию проживания беларуского и украинского народов, проходит по границе Волынской губернии до села Скородное, от которого – прямо на север к Мозырю Минской губернии, от Мозыря – по реке Припяти, затем – по ее притоку речке Бобрику, от верховьев которой к озеру Выгоновскому, а от озера ломаной линией через города Береза и Пружаны и севернее городов Каменец и Высоко-Литовск до д. Мельники, которая является стыком границ Украины, Беларуси и Польши.

Профессор Е.Ф.Карский, составляя свою карту, использовал строго лингвистический подход и все спорные моменты решал не в пользу беларусов. Так, юго-западные районы (Полесские территории), в которых преобладали украинские языковые особенности, он исключил из этнической территории Беларуси. Беларуский историк, участник национального движения М.В.Довнар-Запольский при составлении своей карты использовал все факторы – от языковых до историко-этнических, поэтому на его карте южная граница расселения беларусов проходит практически так, как в настоящее время проходит беларуско-украинская государственная граница.

3. С Польшей: от Влодавы по течению р. Западный Буг до ее притока – р.Нурец, по ней до Брянска, далее – к Суражу на р.Нарев, по ее течению до впадения в нее р.Бобр, по ней – до Августовского канала, далее по каналу и в 10 верстах от Августова граница сворачивает на Друскеники на р. Неман – стыку границ Беларуси, Польши и Литвы.

Такое прохождение границы с Польшей подтверждалось Кревской и Люблинской униями между Великим княжеством Литовским и Польским королевством. Однако в XIX в., после разделов Речи Посполитой часть местных жителей католического вероисповедания, называвших себя литвинами, не желая поддаваться русификации, стала называть себя поляками. Другая часть католиков продолжала считать себя литвинами или называла себя «тутэйшими». Тем не менее, согласно данных переписи 1897 г., большинство населения Гродненской губернии считали себя беларусами, за исключением Белостокского уезда, где среди городского населения преобладали поляки, но среди сельского населения соотношение беларусов и поляков было одинаковое.

Однако после образования независимого польского государства, его руководство пыталось отогнуть западные территорий Беларуси, аргументируя это тем, что поляки составляют здесь этническое большинство, так как при определении нации польские политики руководствовались религиозным критерием: католик – значит поляк, православный – беларус.

4. С Литвой: от Друскеники по линии южнее Оран к Воронову (30 верстах севернее Лиды), далее – широкой дугой, захватывающей Вильню и Новые Троки, через Ольненич – Клечи – Высокий Двор – Клейтовишки – Мусники – Шировинты – Дубинки до Свентян; от Свентян через ж.д. ст. Годушинки, г. Видзы и озеро Дрисвяты – к м. Турмонты Ново-Александровского уезда Ковенской губернии – стык границ Литвы, Беларуси и Курляндии.

Такое прохождение этой границы объяснялось тем, что бóльшая часть территории нынешней Литвы, включая Виленщину, на всех западноевропейских и российских этнографических картах конца XIX – начала XX в. обозначалась как беларуская этническая территория, население которой называло себя литвинами, говорило на беларуском языке и считало себя славянами. Также по данным переписи населения Виленской губернии 1897 г., большинство ее населения, за исключением Трокского уезда составляли беларусы, на втором месте были литовцы, на третьем – поляки.

5. С Курляндией: от Турмонтов северо-восточнее Ново-Александровска через Иллуксть до р. Западная Двина у имения Ликсно, что в 14 верстах по течению ниже Двинска.

6. С Лифляндией: от имения Ликсно, огибая Двинск и включая его в территорию БНР, по Западной Двине до Друи, от Друи под прямым углом поворачивает на север и по линии Дагда – Люцинь – Ясновь до станции Корсовка железной дороги Петроград – Варшава. (В настоящее время северо-западная часть этой беларуской этнографической территории – бывшие уезды Двинский, Люцынский и Режицкий – находится в составе Латвии).  Границы БНР и БССР.  Ч.2. 4

Впоследствии правительство БНР неоднократно пыталось добиться международного признания этих границ Беларуси. Так, в апреле 1918 г. делегаты БНР А. Цвикевич, профессор М. Довнар-Запольский и доктор П. Тремкович в письме к германскому послу при Украинской Раде писали: «Вместе с тем, мы настойчиво просим сохранения Беларуси в ее естественных исторических, этнографических и экономических границах. Конкретно, мы настаиваем на сохранении за Беларусью Гродненщины, течения Припяти и г. Вильно. … Относительно Вильно, мы должны напомнить, что это духовный центр Беларуси, который наиболее живо представляет идею беларуской государственности». На межсоюзническом совещании в Яссах в ноябре 1918 г. делегации правительства БНР для ознакомления союзников с положением беларуского вопроса и стремлением беларуского народа к независимости, предоставила меморандум об историческом развитии беларуского народа и карту этнографических границ Беларуси. Не позднее октября 1918 г. правительством БНР было направлена просьба к правительству Австрийской империи с просьбой о признании Беларуси самостоятельной республикой, окончательно отделившейся от России, в которой также говорилось о сохранении Беларуси в естественных исторических, этнографических и экономических границах: «Мы будем настоятельно просить оказать нам поддержку в удержании за Беларусией территории Гродненской губернии, за исключением, быть может, южной части Брестского уезда, всей южной части Минской губернии, т. е. течение реки Припять и бассейна реки Сож с северными уездами Черниговской губернии. На западе мы стоим за охрану всей территории Беларуси с городом Вильно – нашей древней столицей, а оттуда на восток к Динабургу. При этом мы считаем нужным напомнить, что Вильно было не только нашей столицей, но и воинственным центром и центром беларуского движения». Также неоднократно направлялись заявления и мемориалы Рады БНР правительству Украины с просьбами признать независимость и нераздельность Беларуси в ее историческо-этнографических границах. В частности, 10 октября 1918 г. делегацией БНР была представлена нота министру иностранных дел Украины об официальном признании БНР и установлении государственной границы между ней и Украиной.

продолжение следует…

Леонид Спаткай, http://spatkai.ucoz.net/