Эта жуткая история происходила очень давно, лет двести тридцать назад. Уездное местечко Станьков (старое название современной деревни Станьково) принадлежало тогда молодому графу Франтишеку-Станиславу-Костке фон Гуттен-Чапскому и его жене княгине Веронике Радзивилл, дочери Великого князя Михаила-Казимира Радзивилла по прозвищу Рыбонька. Это его третья жена, первая была Доротея из рода Дзелынских, с которой граф развёлся в 1760 году. Вторая жена Франтишека-Станислава-Костки София Мельжинская умерла молодой в 1771 году. От первого брака Франтишек имел троих детей, которые, впоследствии дали потомства. От Вероники Радзивилл у графа в будущем было трое детей. А вот от Софии, второй жены графа, все четверо детей умерли молодыми, но как гласит одна легенда – погибли в Станьковском имении при загадочных обстоятельствах.Бронзовая невеста 1

Случилось это за несколько лет до 1781 года. Молодые супруги тогда редко жили в Станькове, так, заезжали летом отдохнуть и развлечься. Собирали гостей, знакомых, друзей и дни напролёт играли в гольф, плавали на лодках по озеру, устраивали банкеты и пышные балы. На один из таких балов граф Франтишек-Станислав-Костка  пригласил не только друзей и знакомых, но и своих детей от первых двух браков. Званые гости бродили по тенистым аллеям старого парка (новый парк заложен спустя пол века), любовались пейзажами обширного водоёма, с тремя островами, по берегам которого качались на волнах жёлтые лилии, а по зеркалу воды мирно дрейфовали, сытые и спящие лебеди. Кто то из гостей осматривал сокровища дворца, кто то заигрывал с медведями  в зверинце, а кто то угощался спелыми ананасами из личных оранжерей графа. Младшие дети Франтишека-Станислава-Костки придавались утехам игры в гольф на парадном партере дворца, обрамлённого по бокам высокими зрелыми зелёными кулисами старых лип и клёнов. Ян, Игнатий, Франтишек, сыновья графа были на роскошном газоне, а  молодая графиня Франтишка младшая дочь графа качалась на качелях, которые были устроены в ветвях деревьев. В центре партера, у дворца, бил фонтан, а около него стояла бронзовая скульптура  древней мифологической богини Арахна, (которую богиня Афина превратила в паука за гордыню, дерзновение и не покорность). Один из трёх сыновей Франтишека-Станислава-Костки, то же Франтишек был помолвлен и у него, в скором времени, должна была состояться свадьба. Его будущая жена Юзефа сидела у фонтана. Франтишек, играючи в гольф, всё время натирал палец с большим перстнем, который ему подарили при помолвке, и, что бы он не мешал ему, снял перстень, но боясь потерять его, решил одеть свой перстень на палец статуи Арахны. Молодая невеста Юзефа сплела венок из полевых цветов и, шутя, надела его на голову статуи богини Арахны, говоря своему будущему мужу: «Ну вот и невеста твоя, Франтишек. И перстень и диадема у неё венчальные. А я – я буду приходить к тебе по ночам и загадочно говорить: Франтишек, зачем оставил меня?», засмеялась и убежала с подругами к озеру. Все посмеялись и продолжили свои увлечения. Франтишек забыл про перстень, который он оставил на скульптуре Арахны.KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Поздней ночью того же дня, когда все уже давно спали, вдруг по тёмным коридорам дворца раздались лязгающие шаги и грохот. По стеклам дверей покоев дворца в лунном блике мелькнула тень какой-то женщины. Постояльцы дворца проснувшись от шума, всё же побоялись выглянуть на коридор, а после уснули и забыли про ночной инцендент.  Утром камергер объявил завтрак и прислуга подала на стол. Все собрались ко столу кроме молодой невесты Франтишека Юзефы. Её подождали немного и, решив, что молодая графиня так нагулялась за прошедший день, что решила поспать по дольше. Трапезу продолжили без неё. Однако ни в полдень, ни в обед, ни после обеда Юзефа не появилась. Глава семейства, обеспокоившись за невестку повелел горничной проведать её. Спустя несколько минут, из глубины покоев дворца раздался истошный крик горничной. Все сбежались к спальне молодой графини. Тело молодой невесты лежало бездыханным по среди комнаты. На её шее были огромные гематомы с отпечатками огромных ладоней, а рядом с телом лежал венок из полевых цветов. Побледневший от ужаса молодой граф Франтишек узнал венок своей невесты, но он не мог и представить, кто мог сотворить такое с ней и как в комнате Юзефы оказался венок.Бронзовая невеста 3

Дожидаясь имперской полиции, братья пошли бродить по парку. Вдруг Франтишек вспомнил, что вчера оставил на пальце статуи Арахны свой перстень с помолвки. Когда Франтишек с братьями подошли к скульптуре, то увидели, что около неё в ужасе и изумлении стоит их сестра Франтишка, застывшая взором на Арахне, у которой на голове вместо вчерашнего венка Юзефы была свадебная фота, приготовленная Юзефой к венчанию в Станьковском храме. Франтишек  попытался снять перстень с пальца статуи, но тот словно врос намертво. Тогда Игнатий схватил свою шпагу и со всего размаха отсёк у Арахны палец с перстнем, Ян сорвал с неё свадебную фату Юзефы. Братьям и в голову не могло прийти, что это скульптура Арахны непостижимым мистическим образом ожив, ночью убила Юзефу. Они полагали, что это кто-то из прислуги совершил злодеяние, а что бы запутать дело, повесил фату на статую. Одна Франтишка задумалась о мистике, но свои мысли оставила при себе.

В следующую ночь вновь раздались шаги по коридорам дворца и вновь промелькнула в лунном свете чья то тень. Утром на панихиду по погибшей не пришёл Игнатий. Вернувшись из храма, его застали убитым тем же образом у себя в спальне. У молодого графа Игнатия был отрублен палец его же шпагой. Вновь крики, шум, плач, полиция. Не успев оправиться от одних похорон – новые.

В следующую ночь организовали дежурство по усадьбе. Убийцу детей графа Франтишека-Станислава-Костки велено было поймать во что бы то не стало. Вновь раздались шаги ночью. Утром в парке обнаружили поседевших и обезумевших от ужаса охранников. Что их так напугало?

Во дворце устроили перекличку:

– Все живы? Все здоровы? – кричал убитый горем отец.

–  Ян не отзывается! – отозвался дворецкий.

– Ломайте дверь… –  испуганным голосом проговорил граф – ну как он?!

– Ваше Сиятельство! – крикнул дворецкий – граф Ян умерли!

Ворвавшись в комнату сына граф хрипя пал на колени. Второй сын мёртв. Ночью он лично принял дежурство в покоях дворца, но обессиливший от горя и трёх похорон уснул. Утром,  уже седого Франтишека-Станислава-Костку разбудили шум и крики постояльцев дворца:

– Ваше Сиятельство! – Ваше Сиятельство! – кричал дворецкий – граф Франтишек, граф Франтишек…

– Что, что с ним? – вскочил, проснувшись граф и, не дожидаясь ответа, влетел в спальню сына…

Утром состоялись четвёртые похороны. Три сына и невестка за четыре дня, все умерли, а убийцы нету, не нашли!  Молодая графиня Франтишка, убитая горем и напуганная призналась отцу в своих догадках по поводу статуи Арахны, над которой они впятером четыре дня назад имели неосторожность пошутить. Рассказала и то, что ночью она видела тень богини Арахны во дворце, но была напугана и не могла рассказать об этом  ни кому. После признания дочери в своих подозрениях скульптуры, граф решил, что дочь потеряла рассудок, но тем не менее проверил её догадки. Подойдя с прислугой к статуе Арахны, граф не смог её узнать. Вся скульптура древней богини была опутана густой паутиной с огромными черными пауками. Словно плотная вуаль прикрывала её лицо паутина. Франтишек-Станислав-Костка распорядился отлить из статуи колокол и повесить его в  церкви Петра и Павла, что находилась на противоположном берегу озера (с 1852 на месте той церкви 1712 года был заложен новый храм Свтителя Николая). Колокол был отлит. Предполагалось, что своим звоном он будет вечно оплакивать безвременно погибших детей графа Франтишека. Но когда колокол подымали на башню колокольни храма, он сорвался вниз и, упав, придавил собою пятерых рабочих. Их Сиятельство распорядились сбросить колокол в озеро, утопив его на вечно. Дочь Франтишку  граф не отпускал от себя ни на шаг. С ней же и женою Вероникой выехал на постоянное место жительства в Несвиж. Графиня Франтишка не смогла вынести пережитых потрясений, лишившись рассудка, она умерла в 1781 году. Было ей тогда 12 лет.Бронзовая невеста 4

Так при загадочных обстоятельствах трагически погибли все дети Франтишека-Станислава-Костки графа фон Гуттен-Чапского от второй жены Софии Мельжинской. От  третей жены княгини Вероники Радзивилл у графа Франтишека было четверо детей: Адам-Иосиф-Эразм, женатый на Марии Ржевусской; Мария-Селезия, которая стала монахиней в Вильно; Кароль-Игнатий-Фелициан, не имевший детей и Кароль-Иосиф-Патриций-Игнатий-Клеменс-Героним, женатый на Фабиане из рода Обуховичей, который переехал в Станьков, восстановил отцовское имение и продолжил свой род по Станьковской ветви.Бронзовая невеста 5

Давно ушли в историю графы фон Гуттен-Чапские, пришёл в состарившееся запустение новый пейзажный парк, ни осталось и следа от старой Петро-Павловской церкви. И эта страшная история превратилась в легенду. Да вот только старожилы Станькова говорят, что в определённое время ночи, раз в год, из под воды станьковского озера доносится звон какого-то старого колокола, возможно того, который был отлит из статуи древнегреческой богини Арахны.

Может оно и так, а быть может и нет. История рассудит.

Олег Маслиев, краевед, http://stankovo.by/