Процесс беатификации Эдварда Войниловича официально начался 10 апреля в столице. Это не означает, что Эдвард Войнилович стал святым, но теперь его будут именовать «Слуга Божий».

 В Минске официально начался процесс беатификации Эдварда Войниловича 1
Эдвард Войнилович (13 октября 1847 — 16 июня 1928). Родовое поместье его родителей находилось в Слуцком уезде в д. Савичи. Он получил образование в Слуцкой гимназии. Был почётным судьёй Слуцкого повета и одним из спонсоров возведения коммерческого училища.

По случаю начала процесса беатификации можно привести фрагменты текста Игоря Титковского «Эдвард Войнилович. Его прах вернулся на родину, а душа нашла покой в ​​милой сердцу Беларуси», опубликованного в № 24 от 15.06.2006г.

Эдвард Войнилович (1847−1928) происходил из старинного дворянского рода. Родился в имении Слепянка возле Минска. Унаследованные владения, большинство из которых находилось в пределах Слуцкого уезда, превратили его в одного из богатейших помещиков Минской губернии.

Красный костёл

Храм возведён по фонду Эдварда и Олимпии Войниловичей в память своих преждевременно умерших детей и освящён в честь их небесных покровителей святых Симона и Елены. Строили храм в 1908—1910 годы.

После революции храм закрыли, и здесь разместился Государственный польский театр БССР. В 1930-е годы, когда неподалёку возводили Дом власти, костёл должен был исчезнуть, так как проектом предусматривалось застроить новыми корпусами весь периметр площади. Проект не был реализован, и храм сохранился. Он не был разрушен и во время войны. В 1950-е годы храм снова решили уничтожить, но на этот раз его отстояли кинематографисты. Здесь расположилась киностудия «Беларусьфильм», а в 1975−90-е годы был клуб кинематографистов (Дом кино). В 1990 году храм отдан верующим. Сейчас здание красно костёла является своеобразной визитной карточкой нашей столицы.

«Минский Бисмарк»

Его бывшие усадьбы находятся на территории нынешнего Копыльского района. В имении Савичи, например, были похоронены его предки, а также преждевременно умершие дети — дочь Елена и сын Симон. Исповедовали Эдвард и Олимпия Войниловичи католицизм, но ко всем вероисповеданиям относились уважительно.

Многочисленные свидетельства говорят про опекунство и пожертвования Войниловичей храмам разных конфессий. Например, в своих Мокранах он возвёл православную Георгиевскую церковь, а неподалёку — католический костёл. В Клецке для евреев построил синагогу. Благосклонно относился к татарам-мусульманам.

Образование Эдвард имел домашнее, потом с серебряной медалью окончил Слуцкую гимназию. Профессиональную подготовку получил на технологическом факультете Петербургского университета, работал инженером на Путиловском заводе. Совершенствовал знания в Италии, Германии, Польши.

Сам Пётр Столыпин, который за способности и реформаторские отношения к работе называл Войниловича «Минским Бисмарком», предлагал ему занять в своём правительстве на выбор должность вице-премьера или министра сельского хозяйства России. Но Эдвард приложил усилия для поднятия экономики и благосостояния своего края.

Он являлся членом и принимал участие в работе трёх Государственных Дум России. В течение 35 лет являлся почётным судьёй Слуцкого уезда. Возглавлял Общества благотворительности Слуцкого уезда. При его поддержке в Слуцке было открыто коммерческое училище. На основе новейших достижений в своих имениях организовывал сельскохозяйственную работу. С 1878 года стала членом, вице-председателем, а затем и председателем Минского общества сельского хозяйства. Поддерживал и финансировал белорусские землячества в Вильнюсе и Петербурге, финансировал первое легальное белорусское издательство «Загляне сонца і ў наша ваконца».

Во время революции поддержал образование Белорусского Народной Республики, участвовал в заседаниях Рады БНР. Продолжал общественную деятельность и в Слуцке. В его доме 14 и 15 ноября 1920 года проходил съезд Слуцка, который поднял Слуцкое восстание против большевиков.

В 1920 году вместе с женой выехал в польский город Вроцлав, где на свои средства построил многоэтажный дом для детей-сирот, за что заслужил большое уважение жителей места. В этом городе был похоронен. После смерти в июне 2006 года его останки были перезахоронены в основанном им костёле святых Симона и Елены.

В Минске официально начался процесс беатификации Эдварда Войниловича 2

О Красном костёле

Костёл был построен в 1910 году на деньги известного политического и общественного деятеля того времени Эдварда Войниловича. Родился он 13 октября 847 г.

Род Войниловичей берёт свое начало с 14 века. Как писал сам Эдвард: «Кость от кости, кровь от крови того народа, который когда-то хоронил своих предков в этих курганах и родную белорусскую землю сохой пашет».

Решение построить в Минске костёл пришло в результате большой семейной трагедии в семье. У Эдварда и его жены Олимпии было двое детей, Симон и Алена, брат и сестричка. И вот в двенадцатилетнем возрасте, в 1897 году, Симон умирает. Единственный наследник старинного рода… Родители горячо любили своих детей, и смерть сына отозвалась нестерпимой болью в их сердцах…

«Божья десница, — писал Эдвард, — зависла надо мной, остался я, как звено, оторванное от цепи, но десница Божья и подняла меня. Господь дал мне силы, и я не упал. Господь сохранил мне мою дочь, достоинства характера и мышления которой были для меня явным знамением Божьего милосердия над моей головой, это не позволяло мне пасть под тяжестью апатии и сомнений»…

Алена была девушкой скромной и набожной. Часто она просила своего отца помогать бедным и страждущим, и Эдвард, конечно, не мог отказать любимой дочери. С самого детства Алена любила рисовать, а свои картины она продавала, чтобы на вырученные деньги помогать нуждающимся.

После смерти брата Алена ушла в себя, стала тихой, задумчивой, часто молилась. И хоть родители не чаяли в ней души, потихоньку угасала. И вот наступило время, когда болезнь, победив молодость, унесла её душу в иной мир… Алена лишь одного дня не дожила до своего девятнадцатилетия… Беда случилась в 1903 году.

Ходит легенда, что, когда Алена была уже близка к смерти, ей приснился сон. В нём она увидела Божью Матерь, стоявшую возле прекрасного храма. Она спросила Алену, какое у неё самое заветное желание. И сказала ей Алена, что знает о том, что скоро она уйдёт к своему брату, и ей страшно, но не потому, что боится умереть, а потому что для родителей горе будет неимоверно велико. «Видишь этот красивый храм — сказала ей Божья Матерь. — Пусть твои родители после твой смерти не пожалеют денег и построят его. И пусть костёл будет красным, ибо это цвет радости. А ваши души будут прилетать туда на праздники, и родители будут чувствовать рядом с собой трепет ваших крыльев, и сердца их покинет боль…».

Всё, что увидела Алена во сне, она перенесла на бумагу и завещала своему отцу построить такой храм…

Конечно, это лишь легенда, но, как бы там ни было, Эдвард и Олимпия в память обоих своих детей решили построить костёл и выделили на него колоссальные средства. Да и не для кого было больше копить богатства, ни дочери, ни сына…

Костёл начали возводить в 1905 году в романском стиле. Эдвард напрямую участвовал в проекте и тщательно следил за постройкой. Архитектором был выбран польский мастер Томаш Пояздерский. Как иностранец, он не имел формального права заниматься строительством костёла, а потому официально строительство вели Свертицкий и Маркони. Но Пайдзерский не дожил до окончания строительства, и костёл достраивал архитектор Гай из Варшавы.

К 1908 году были подготовлены интерьеры, скульптуры, алтарь и многое другое было выполнено варшавским мастером Зигмундом Отто, а оконные витражи были выполнены по эскизам Франциска Бруздовича. К 1909 году костёл обзавёлся тремя большими колоколами. У каждого колокола было своё имя: Михаил, Эдвард и Симон. Появился у костёла и меднотрубный орган.

Главный вход был украшен барельефами из белого камня с надписью на латыни:

A.M.D.G. Templum hoc piae memoriae liberorum Simeonis MDCCCLXXXV + MDCCCXCVII et Helennae MDCCCLXXXIV + MCMIII c. Olimpia Uzlovska conjuge procreatorum dedikat vevetque Eduardus Wojnillowicz A.D. MCMVII». /На вялікую хвалу Божую гэтую святыню ў набожную памяць сваіх дзяцей Сымона (1885 — 1897) і Алены (1884 — 1903) збудавалі Алімпія Узлоўская і Эдвард Вайніловіч, бацькі/.

21 ноября 1910 года костёл был торжественно освящён.

Но непростая судьба ожидала и Эдварда Войниловича, и Красный костёл. В 1917 году разразилась Октябрьская революция, большевиками грабились и разворовывались зажиточные имения. 19−21 февраля 1918 года волна погромов докатилась и до Савичей, родного имения Эдварда. Семейные портреты и архив, большая библиотека на 5000 томов, мебель, шкафы, редчайшие исторические экспонаты… Ничего не осталось.

А после пресловутого Рижского договора 1921 года Эдвард навсегда покинул родные места и закончил свои дни в небольшом польском городе Быдгощ, где и умер в 1928 году.

Погрому подвергся и Красный костёл. Так, в 1923 году из него было вынесено практически всё: иконы, мебель, посуда, даже бельё и чернильницы. А в 1932 году храм вообще закрыли. Он был переоборудован под нужды государственного польского театра БССР, затем — под киностудию. Во время Второй мировой войны костёл был открыт оккупационными властями, а после войны опять была киностудия. Несколько раз предлагалось снести этот памятник архитектуры, но чудом этого не случилось. В 1969 — 1971 годах костёл был переоборудован под Дом кино, в нём был кинозал, размещалось кафе. И только в 1990 году храм вернулся в лоно римско-католической церкви.

В июне 2006 года останки Эдварда Войниловича были перевезены из польского города Быдгощ и перезахоронены у стен Красного костёла, согласно воле завещания основателя храма.

http://kurjer.info/